Русский язык и Интернет


Русский язык и Интернет

Г.М. Мандрикова, д-р филол. наук (НГТУ)

«Когда я начал посещать Интернет, меня просто поражала неграмотность

и коверкание языка. Я, вообще, педант в смысле культуры речи и языка…

Сейчас уже привык, иногда даже забавляет…»

(Неизвестный пользователь)

Русский язык – общение реальное и виртуальное

Задумывая эту статью, я невольно вспоминала броские заголовки типа «Русский язык без правил: грозит ли безграмотность интернет-юзерам?» или «Русский язык и Интернет: кто кого?» или ещё «страшнее»: «Интернет – убийца русского языка?» и подобные.

О судьбе русского языка в интернет-пространстве много говорят и размышляют не только лингвисты, но и сами пользователи, или, если хотите, юзеры. Как это обычно бывает, мнения высказываются самые разнообразные, зачастую полярные.

Одни считают, что Интернет и в самом деле портит русский язык, показывая, как всё «непечатное» становится печатным, другие уверены в том, что неприглядная картина «письма без правил» способна покоробить лишь небольшую группу ещё оставшихся филологов и примкнувших к ним граммар-наци, третьи просто не вникают в суть проблемы, справедливо полагая, что и спорить-то особенно не о чем («А я вот, первое время каждую запятушечку проверяла, слова по орфографическому словарю сверяла, а потом…… щас пишу так, как получицца… главное мысль донести, а уж каким набором буков не важно…«).

Начну с того, что несколько лет назад мне приходилось часто отвечать на вопрос журналистов о влиянии языка sms-сообщений на русский язык в том смысле, что не испортят ли эсэмэски русский язык? Нечто похожее наблюдается и сегодня: что происходит с русским языком в Интернете? Он оказывает плохое влияние на наш великий, могучий, литературный …

Ответ, к сожалению, некоторых разочарует: ничего такого особенного не происходит. Просто на наших глазах рождается, вернее, практически родилась новая форма его существования – разговорная машинопись. Мы привыкли к тому, что письменная форма существования языка тяготеет к книжному, «правильному», то есть нормативному, литературному языку, а устная форма – к разговорному, не всегда нормативному, допускающему различного рода отступления от правил.

Что же такое русский язык в Интернете? Это, как считают специалисты, «запечатлённая разговорность», то есть письменная фиксация устной разговорной речи, если говорить о коммуникации между совершенно новыми субъектами – письменно-говорящим и письменно-слушающим. Эти два (и более) коммуниканта достаточно сильно стеснены в средствах передачи своего состояния, в первую очередь, эмоций, без которых любая коммуникация ущербна. Не имея возможности пользоваться жестами, мимикой, интонацией и тому подобное, они пускаются во все тяжкие, стремясь сделать свою речь живой и привлекательной. При этом серьёзным испытаниям подвергаются графика, орфография, лексика, морфология, синтаксис, пунктуация, стилистика и культура речи, то есть практически все уровни и разделы языка. Таким образом, постоянно пишущие, то есть общающиеся, в Интернете люди, стремясь к интересному и открытому диалогу с себе подобными, должны сметать различного рода психологические барьеры на пути к эффективной коммуникации, используя все имеющиеся в их распоряжении средства: от смайлика до нецензурной (но такой высокоэкспрессивной!) лексики.

Разговаривая на волнующую вас тему с интересным собеседником или желая непременно высказаться по важному для вас вопросу, часто ли вы обращаете внимание на форму? Вам, как правило, важна суть сообщения! И в этом случае интернет-общение ничем не отличается от обычной коммуникации, достаточно, например, послушать перебранку между пассажирами общественного транспорта в час пик или обмен репликами на заседании Государственной Думы. Если кто-то возмущается «интернет-языком» комментариев разных людей к ярким и вызывающим неоднозначную реакцию новостям, то пусть включит телевизор и посмотрит какой-нибудь очередной «Дом-2» или программу «Пусть говорят»… Не соглашусь с Б. Ореховым в том, что «жизнь, которой язык живёт в Сети, заметно отличается от его существования за пределами интернета». Язык Интернета – это реальный, настоящий русский язык, которым мы (народ, нация, россияне) пользуемся в обычном повседневном общении. То есть в этом смысле русский язык виртуального общения ничем не отличается от русского языка реального общения.

Разве мы всегда довольны тем, как говорят наши сограждане? Разве то и дело не вспыхивают дискуссии о гибели, порче русского языка? Можно подумать, что Интернет виноват в том, что мы плохо знаем/владеем/говорим на своем родном языке! Интернет фиксирует лишь то, что людей, говорящих, пишущих по-русски грамотно и правильно выражающих свои мысли, не так много, как хотелось бы. Интернет – это наше зеркало, а «неча на зеркало пенять, коли рожа крива …».

Процитирую А. Иличевского: «Дело в том, что мы, общаясь при помощи Интернета, очень мало внимания, как правило, уделяем самоцензуре, саморедактуре и, собственно говоря, выбору речевых средств. Мы берём те слова, которые находим в первую очередь» (ср. слова пользователя Интернета: «Коешн все пишем так чтоб было быстрее, а об грамматике никада особо не задумывалась, вот в реале пишу с врожденной грамотностью…»).

По словам Б. Орехова, «уже в середине 2000-х накопилась достаточная критическая масса говорящих на русском в Интернете, чтобы появились специфические узнаваемые особенности интернет-жаргона: превед, кросавчег и прочие «олбанские» слова. Но эта языковая игра быстро наскучила её создателям, а главное, тот же самый рост аудитории и приход в Интернет новых пользователей, не готовых поддерживать такое «насилие над языком», свёл эти явления на нет. Что же до искажённых слов (так называемых «эрративов») вроде медвед и креведко, то, как показывают последние лексико статистические исследования, в национальном языке они закрепиться не смогли, хотя в середине 2000-х казалось, что это если не образ будущего русского языка, то по крайней мере надолго». А. Иличевский также считает, что «мода эта в последнее время пошла на убыль. Похоже, многие уже наигрались и стосковались по норме».



Как считает известный лингвист В. И. Беликов, на вопрос «Влияет ли практика употребления слов в Интернете на литературную норму?» не все отвечают одинаково. «Говоря об интернет-пространстве, я хочу подчеркнуть, что Интернет — не только новые сообщения на Udaff.com и беседы подростков в аське; это ещё пространство для размещения разнообразных текстов, созданных на русском языке: есть новгородские грамоты, есть «Уложение» Алексея Михайловича, есть все тексты Пушкина».

Справедливости ради необходимо сказать о том, что зачастую вывод о «языковых ужасах» Интернета делается на основе анализа тех сайтов, чатов и форумов, на которых «резвятся» не самые грамотные во всех смыслах этого слова люди: подростки, а также люди скучающие, временно или постоянно неработающие, неадекватные, одержимые определёнными идеями (националистическими, религиозными). Обратите внимание на комментарии к новостям: злость, хамство, зависть, злорадство (выражаемые чаще всего с помощью инвективной лексики) и прочие чувства, с удовольствием высказываемые некоторыми пользователями, как правило, демонстрируют крайне низкий уровень их языковой компетенции. Раньше они травили соседей, оскорбляли прохожих, кричали на детей во дворах, мамаш с колясками, ругались в транспорте, магазинах, словом, выплескивали свою вербальную агрессию на «живых людей», а сейчас у них появилась возможность проявить себя в Интернете. С одной стороны, существенно расширилась аудитория, с другой – существенно снизился наносимый обществу вред.

Однако судить по таким проявлениям о языке интернет-пользователей вряд ли стоит. К примеру, зашла я как-то на сайт, где обсуждали книгу М. М. Маковского по лингвистической комбинаторике, поверите ли – ни одного матерного слова! А если серьезно, то совет: если вам кажется, что там, куда вы зашли в поисках нужной вам информации или развлечения, слишком много языковой агрессии или речевых ошибок, подумайте, может, вам поискать другой адрес?

Когда я читаю высказывания некоторых пользователей об использовании (простите за невольную тавтологию!) ими русского языка в Сети, например, «Ни знаю… грамотно пишу в реальной жизни и апсолютно неграмотно в виртуальной… мне так нравиться, здесь нет навязаных рамок и нет препода, который будет проверять ошибки.. здесь я такая какая я есть на самом деле! мне это нравиться!», то что-то очень мешает мне поверить в эту «языковую свободу». Такие высказывания – всего лишь своего рода «защита» от возможных упрёков по поводу не очень высокого уровня владения родным языком. Таким образом, заверения в том, что «вообще-то я пишу грамотно, а в Интернете могу себе позволить расслабиться», – не более чем уловка неуверенного в своей грамотности (или подозревающего о своей неграмотности) человека.

Влияние Интернета на язык

Конечно, Интернет оказывает влияние на общенародный язык (и не только на русский): появляются новые слова, выражения, которые становятся общеупотребительными, входят в повседневную речь: компьютерные игры, посмотреть в Интернете (в гугле), зайти на сайт, скачать файл/программу. Как пишет Н. Б. Мечковская, возникли даже специфические идиомы: компьютерная вдова (‘женщина, муж которой настолько занят компьютером, что находится в разлуке с женой’), компьютерный мальчик (‘молодой программист высокого класса’). Однако есть случаи, когда интернет-компьютерное слово приобрело значение, выходящее за пределы Интернета, например:

Глючный – 1) (жарг.) постоянно выдающий нежелательные побочные эффекты, работающий со сбоями, ошибками; неисправный (о компьютере, программе и т.п.); 2) путаник, часто ошибающийся (о человеке); 3) странный, необычный (о человеке, поведении).

Грузить – 1) то же, что загружать, то есть заполнять память компьютера; 2) вести пустые, бессмысленные разговоры; 2) лгать, обманывать.

Зависнуть/зависать – 1) (о компьютере) перестать выдавать результаты и реагировать на запросы извне, на действия пользователя; 2) о пользователе, сидящем за зависшем компьютером; 3) (о человеке) прекращать работу, бездельничать; 4) находиться в загуле, запое.

Киборг – 1) робот; 2) некрасивая девушка.

Как можно заметить, интернет-сленгизмы не вытесняют привычные русские слова, а обозначают новые реалии или становятся экспрессивными синонимами уже существующих слов. Всё это закономерные процессы развития языка, связанные с появлением новых каналов передачи информации.

Русский язык и Интернет – одно из самых интересных направлений в современной лингвистике. Об этом пишут статьи и книги, размышляют в СМИ, это изучают, анализируют, предлагают рекомендации. Новый поворот в деле изучения проблемы «Русский язык и Интернет» связан с сугубо прикладным аспектом решения этого вопроса. Так грозит ли безграмотность интернет-юзерам?




Предыдущий:

Следующий: