Рецензия на Дориана Грея


Рецензия на постановку пьесы «Дориан Грей» в театре Луны.

Бессмертное произведение Оскара Уальда «Портрет Дориана Грея», пожалуй, никогда не перестанет быть объектом экспериментов в разных видах искусства. Фильмы, мюзиклы, спектакли, сюжеты песен – список интерпретаций можно продолжать еще долго. Казалось бы, этот роман, как и все остальные, о человеческой душе. Что же уже больше века заставляет режиссеров и просто творческих деятелей снова и снова возвращаться к этому сюжету? Ответ на вопрос отчасти дал сам автор романа: «Каждый человек видит в Дориане Грее свои собственные грехи. В чем состоят грехи Дориана Грея, не знает никто. Тот, кто находит их, привнес их сам».

Очередную попытку привнести новый набор грехов в образ Дориана сделал Дмитрий Бикбаев на сцене театра Луны. За двадцать лет существования под руководством Сергея Проханова этот театр стал известен своим дерзким, смелым, незаурядным и в то же время романтичным и таинственным репертуаром, что оправдывает его название. Поэтому постановка спектакля по мотивам романа Оскара Уальда органично вписалась в программу театра.

Спектакль идет с успехом уже четвертый сезон. Начиная с октября 2010 года, он ежемесячно собирает аншлаги. Главную роль в нем сыграл Дмитрий Бикбаев, больше известный всем как певец и участник проекта «Фабрика звезд». Для него этот спектакль стал первой режиссерской работой. Режиссером-постановщиком стала Гульнара Галавинская, которая нашла необычные способы сценического выражения основных идей романа.

Взгляд на роман Уальда, представленный в этом спектакле, вписывается в ряд интерпретаций, стремящихся вместить это произведение в рамки современной реальности. Но, в отличие от, например, постановки театра Ермоловой, где над сюжетом доминируют компьютерные технологии, Бикбаев и Галавинская решили на первый план выдвинуть все же вечные проблемы, освещенные в романе, и придать им умеренное оформление арт-деко.

С самого начала игра поражает сильным эмоциональным воздействием, создаваемым путем интересного режиссерского хода и правильно подобранной музыки. Перед зрителями предстают спускающиеся с высоких лестниц девушки, на лице и затылке которых надеты маски. Такое начало призвано настроить зрителя на таинственность и мистичность последующих событий, и как бы подсказывает, что у всего, что будет происходить на этой сцене, есть своя, оборотная сторона и скрытый смысл. Причем это схождение к зрителю «девушек-масок» представлено не как простой выход на сцену будущих действующих лиц, оно оформлено красивым танцем с пластичными движениями. Девушки крадутся к зрителю как кошки, с коварством хищниц отрывая его от реального мира и погружая в мир мистики и обмана.

Этому выходу, как и всему действию в целом, сопутствует грамотно подобранное музыкальное сопровождение. В спектакле представлены композиции чешского женского дуэта «Tara fuki», группы «Zap mama», которые звучат напряженно и тревожно, предвещая последующие трагические события. Композиция английской кабаре-группы «The tiger lilies» «Maria» наводит на зрителя леденящий душу ужас и играет в те моменты, когда Дориан совершает самые страшные ошибки. Она звучит, например, в тот момент, когда он узнает о смерти Сибилы. Через эту музыку показаны ужасные процессы, которые проходят в душе Дориана. Во время же ночных похождений Дориана по публичным домам и грязным кварталам играет композиция «I should have been a killer» в исполнении той же группы. Она, наравне с композицией американского исполнителя Тома Уэйтса «Black wings» как нельзя лучше выражает игривый развратный настрой Дориана, с которым он окунается в эту грязь.



Еще одна интересная режиссерская находка – образ портрета. Гульнара Галавинская сделала его одушевленным, более того, он воплотился в женской ипостаси, в актрисе Анастасии Борисовой. Она является одновременно и портретом, и отражением души Дориана. С каждым новым грехом Дориана на лице «портрета» появляется уродливый черный штрих. Перед смертью, раскаявшись во всем, Дориан переносит эти штрихи с «портрета» на свое лицо. Так необычно и просто показана на сцене трансформация, которую произвела смерть, расставив в искусстве и в жизни все на свои места.

Роль Дориана Бикбаеву удалась, хотя в некоторых моментах казалось, что он немного увлекся и переигрывает. Зато к лорду Генри, которого сыграл Юрий Васильев, вообще нет никаких претензий. Он будто сошел со страниц романа и завораживал своим холодным коварством и игрой, как актерской, так и игрой с Дорианом. Была в нем та самая загадочность, которую Уальд старательно вкладывал в своего героя. С ролью Сибиллы прекрасно справилась Вероника Лысакова, ей удалось передать как искренность чувства к Дориану, так и глубину страданий бедной обманутой девушки. Роль Бэзила, которого сыграл Максим Лебедев, из всех вышеперечисленных была самой незначительной, после создания портрета он появлялся всего в нескольких эпизодах, основной фокус был сосредоточен на игре лорда Генри с Дорианом. Но трагичный момент встречи Бэзила со своим бывшим другом и идеалом был очень ярким и запоминающимся как по содержанию, так и по актерской игре.

В целом, надо сказать, что спектакль удался, недаром он до сих пор собирает зрителей. Хорошая актерская игра, грамотно поставленные танцевальные элементы, подходящая атмосфере музыка – все эти паззлы складываются в полноценную картину. При этом, во-первых, сохраняются основные идеи романа, и, во-вторых, представлен современный взгляд на сюжет и героев. Что немного смутило – это карточная «половинность» актеров: верх их костюмов был сделан в стиле одежды XIX века, зато завершали образ джинсы и кроссовки. Здесь, скорее всего, не хватило последовательности. Но эта помарка легко поправима и сглаживается общим хорошим впечатлением от спектакля. Уальд, с его «непритязательным вкусом» остался бы доволен.




Предыдущий:

Следующий: