Реферат СОЦ.РЕЛИГИЯ


Содержание:

Введение…………………………………………………………………3

Возникновение и развитие движения за независимость и равноправие женщин на Западе………………………………………..5

Характеристика идей и течений феминизма…………………………10

Перспективы феминизма в России……………………………………16

Возможно ли развитие феминизма в странах с традиционной восточной культурой?…………………………………………………………………..25

Заключение……………………………………………………………..30

Список используемой литературы……………………………………32

Введение

В XX веке произошло резкое изменение роли женщины во всех сферах жизнедеятельности общества. Она прочно заняла значимое место в экономике, политике, культуре. Значимое, важное, но не равноправное. В начале XXI века, так же как и в начале XX века, пока рано говорить о достижении равноправия женщин и мужчин.

Длительная борьба женщин за равноправие привела к определенным изменениям общественного сознания во взглядах на социально-политическую роль женщины, но, несмотря на это, фактическое равноправие не достигнуто.

В настоящее время женские проблемы заняли особое место в периодике, литературе, искусстве. Несмотря на то, что как международные, так и национальные законодательные акты исходят из принципа равноправия, на практике женщины не обладают равноправием в общественной жизни и деятельности. Наблюдается ярко выраженное противоречие между новыми потребностями и отсутствием условий в обществе для их удовлетворения: возрастает общественное самосознание женщин, их больше не удовлетворяет навязанный им стереотип социальных ролей, где семья и материнство являются единственными ценностями. Ответом на существующие противоречия и являются женские движения.

Актуальность исследования напрямую связана с важнейшей чертой женского движения: возникнув как общественно политическое движение за равноправие мужчин и женщин, женское движение переросло в движение за общественный прогресс, и те задачи и цели, которые ставят перед собой участницы движения, касаются отнюдь не только женщин, они значимы для развития всего общества в целом по пути гуманизма.

Цель данной работы – рассмотреть проблемы женского движения в прошлом и настоящем.

Объектом рассмотрения являются непосредственно женские движения. Предметом – проблемы женского движения в историческом контексте.

Задачи исследования: рассмотреть возникновение женского движения в Европе и в России, выявить современные направления и проблемы женского движения, предложить необходимые условия для активизации женского движения.

Возникновение и развитие движения за независимость и равноправие женщин на Западе.

ФЕМИНИЗМ – (от латин. femina — женщина) –

1) Социально-политическая теория, в которой анализируется угнетение женщин и превосходство мужчин в историческом прошлом и настоящем, а также осмысляются пути преодоления мужского превосходства над женщинами.

2) Широкое социальное движение за равенство прав и возможностей для женщин, противостоящее социальной системе, в которой положение людей разных полов не равноправно.

3) Идеология, противостоящая всем женоненавистническим теориям и действиям.

4) Философская концепция социокультурного развития, альтернативная по отношению к существующей европейской традиции, выявляющая неучтенность женского социального опыта в представлениях о мире и обществе. 5). Методология исследований, являющая собой сумму исследовательских практик, основанных на артикуляции женского взгляда на мир и женской системы ценностей.

(Общепринятого определения понятия «феминизм» нет. В литературе содержится более 300 толкований этого термина.)

Слово «феминизм» сконструировано социалистом-утопистом Шарлем Фурье в конце 18 в., полагавшим, что «социальное положение женщин является мерилом общественного прогресса». Он именовал феминистами сторонников женского равноправия.

Возникновение и развитие движения за независимость и равноправие женщин на Западе

Предыстория феминистских идей. Споры о роли женщины в обществе, содержащие определенно феминистскую перспективу, прослеживаются от эпохи так наз. «высокого средневековья».

Социальные предпосылки распространения феминистских идей можно наблюдать в расшатывании сословной организации феодального общества в условиях зарождения буржуазных отношений, которое повлекло за собой вовлечение женщин в работу по найму и превращение их в собственниц своих рабочих рук. Интеллектуальные предпосылки феминизма были созданы процессами секуляризации общественного сознания, возникновением критических по своей направленности утопических теорий социального равенства. В некоторых исследованиях по истории феминизма истоки феминистской концепции связывают с возникновением плеяды женщин-еретичек в странах Европы, объявивших в конце 13–14 вв. о своем праве на особую интерпретацию Учения Христа, который понимался ими как божественная сущность, не имевшая пола и даже как скорее женщина, нежели мужчина (Юлиана Нориджская, 14 в.). Более распространена точка зрения, связывающая истоки феминизма с культом человека в эпоху Возрождения. В связи с этим обычно называются имена первых итальянских женщин-писательниц – Изотты Ногароллы, Лауры Череты и, в особенности, венецианки по рождению, творившей во Франции, Кристины Пизанской (1364–1430), автора Книги о Граде Женском. В 1405 она описала в ней идеальный город-убежище всех достойных женщин, ощущающих гнет и несправедливость по отношению к ним окружающих мужчин и общества. В начале 16 в. среди защитников прав женщин оказался обвиненный в еретичестве философ Корнелиус Агриппа (1486–1535), автор Декламации о благородстве и превосходстве женского пола над мужским, полагавший, что лишь «тирания мужчин лишает женщину свободы, полученной ею при рождении».

К ярким проявлениям раннефеминистского протеста относится творчество английских пафлетисток 17 в. – Афры Бенн (1640–1689), Мэри Эстел (1666–1731), которых часто именуют первыми защитницами женских прав в Британии. Они защищали право женщины считать себя равной мужчине и считаться такой же свободной и полноправной. К их выступлениям примыкает творчество писателей-мужчин, прежде всего француза Пулена де ля Бара с его эссе 1673 о равенстве обоих полов. В нем он обосновывал тезис о том, что неравноправное положение женщины есть результат подчинения ее грубой мужской силе, а вовсе не «предписание природы». Это был аргументированный ответ на споры тогдашних интеллектуалов о положении женщины в обществе, ее праве определять себя как самостоятельную личность.

Рождение феминизма и феминистского движения. Начало XVIII века – период некоторого отступления от идей женской рациональности и равенства с мужчинами. Особую популярность в среде привилегированных классов получила тогда идея культивирования женской «слабости» (появилось выражение «слабый пол»). Но уже к середине столетия критические голоса французских просветителей способствовали разоблачению мифа о женщине как неравном мужчине существе «второго сорта». Вольтер обличал несправедливость женской доли; Дидро полагал, что униженное существование женщины есть «следствие определенных гражданских законов» и обычаев; Монтескье писал, что женщина может и должна участвовать в общественной жизни; Гельвеций доказывал, что гражданская «непросвещенность женщин есть только следствие ее неполного и неправильного воспитания». При явной критической направленности высказываний просветителей о феодально-сословном браке, они воздержались от признания за женщинами прав на полную гражданскую состоятельность, способность выступать субъектами истории. Развив идею «естественного права» по отношению к женщинам, Ж.-Ж.Руссо включил в ее состав миф о «природном предназначении» мужчин и женщин, надолго закрепив в общественной мысли взгляд на природно-физиологическую обусловленность общественного разделения труда по половому признаку.

На протяжении всего 18 века женщины европейских стран принимали активное участие в жизни общества. Масса женщин работала на себя и обладала экономической независимостью; простолюдинки были вольны посещать публичные места, а светские дамы, организуя свои салоны, пытались вмешиваться через их посетителей – своих друзей – в политику. В общем хоре требований свободы от деспотизма женщины просили признания их прав на гражданскую жизнь – на образование, на труд, на уважение в семье и обществе.

В США свой голос в защиту женских прав первой подняла Абигейл Смит Адамс (1744–1818), которую считают первой американской феминисткой. Она вошла в историю феминизма знаменитой фразой: «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов» (1776).

В предреволюционной Франции поборницы женских прав (мадам де Суаси, мадам де Гакон-Дюфур) также обращали внимание на женское бесправие. Однако главный документ Великой Французской революции, провозгласившей в 1789 лозунг свободы, равенства и братства всех людей независимо от их происхождения, – Декларация прав человека и гражданина – был принят все же без учета женских требований и объявил свободными и равными только мужчин. Они же были названы позже «активными» гражданами. Как ни резок был появившийся вслед за Декларацией Протест французских женщин против созыва парламента (Генеральных Штатов) без их участия, французская Конституция 1791 отнесла женщин к «пассивным» членам общества, не дав им права избирать и быть избранными. Отказ включить женщин в категорию «свободных» и «равных» и привел к возникновению во Франции движения в защиту женских гражданских и политических прав – феминизма. Инициативу женского движения в этой стране и славу первой французской феминистки приписывают Олимпии де Гуж, составившей в 1791 Декларацию прав женщины и гражданки. В Декларации содержались требования предоставления женщинам политических, в том числе избирательных прав, возможности занимать государственные посты. Недовольство женских масс во Франции, быстро организовавшихся в женские клубы и собрания, подстрекательства к «походам» и бунтам, пыталось ввести в правовые рамки «Общество женщин революционных республиканок» – первая женская политическая организация, также возникшая в 1791. Однако ее деятельность была в 1793 запрещена Конвентом, а вскоре и автор Декларации Олимпия де Гуж была отправлена по ложному доносу на гильотину. Вскоре революция во Франции пошла на спад. В 1795 женщинам Франции запретили появляться в общественных местах и на политических собраниях, а в 1804 император Наполеон издал Указ, объявлявший, что женщина не имеет никаких гражданских прав и находится под опекой у мужчины.

Практически одновременно с О. де Гуж, в 1792, свою книгу Защита прав женщины опубликовала в Англии и, одновременно, в США Мэри Уоллстонкрафт (1759–1797), поставив ряд актуальных вопросов эгалитарной социальной философии. Писательница полагала, что способность к рациональному мышлению не связана с полом, не зависит от него, а женская «слабость» и готовность покоряться есть ничто иное, как следствие мужского стремления воспитать их в женщинах. Впервые в истории и задолго до современных дебатов об экономической роли домашнего хозяйства, М.Уолстонкрафт сделала вывод о том, что в обществе, где домашние обязанности не оплачиваются, будет сохраняться экономическая зависимость женщины от мужа. Домашние дела и материнство М.Уолстонкрафт именовала «формой разумного гражданства», рассматривая их как общественные обязанности, а не как источник личного удовлетворения или страдания женщины.

В том же 1792 в Германии вышла книга Теодора Готтлиба фон Гиппеля (1741–1796) – Об улучшении гражданского положения женщины. С ее публикации началась история феминистской мысли в его стране. В своей книге фон Гиппель требовал равных прав для обоих полов и настаивал на том, что достижение этой цели должно быть уделом просвещенных мужчин, поскольку «женщинам внушили, что они неспособны к независимой политической деятельности».

К началу 19 в. формирование феминистских теорий оказалось подкреплено развитием социально-философских концепций социалистов-утопистов – Сен-Симона и Шарля Фурье во Франции и британца Роберта Оуэна, полагавших, что личным примером и с помощью образования и просвещения можно положить конец неравенству полов. В многочисленных, но недолговечных социалистических коммунах, возникших под влиянием их идей, роль женщин была одной из самых обсуждаемых тем. Общим во взглядах социалистов-утопистов на проблему полов была убежденность в том, что равноправия мужчин и женщин невозможно достичь в существующей общественной системе, что нужно радикальное ее изменение, в частности – уничтожение частной собственности. Строя предположения о возможности создания идеального общества, эти теоретики полагали, что в будущем не только женщине должна быть предоставлена возможность участвовать в общественном производстве, но и мужчине необходимо будет иметь обязанности по дому и воспитанию детей (Ш.Фурье был поборником этого, настаивая на полном отказе от разделения труда не только в семье, но и в обществе – однако даже в его коммунах все обычные женские обязанности лежали по-прежнему на женщинах). Семью социалисты-утописты считали источником мужской власти над женщинами, бастионом эгоистического индивидуализма, ограничивающим свободу выбора. Свободу любви и смены партнера, равное право на которую должны были иметь оба пола, рассматривали как необходимую основу свободного общества.

Реализация этих задач на практике была малоуспешной; женщины – и в Англии, и во Франции – заинтересовались ими даже меньше мужчин. Некоторое распространение теории Фурье и Оуэна получили в низшем слое образованной части английского и французского общества. В рабочей же среде сохраняла популярность идея о семье, в которой муж является добытчиком, а жена – домохозяйкой. Участие работниц в общественных организациях первой половины 19 в. (чартистских, профсоюзных и др.) служила лишь подкреплением мужским инициативам, не имея феминистской направленности. К 50-м г 19 в. политическое участие женщин из рабочей среды в них резко снизилось, а неприятие феминизма усилилось.

Социализм (утопического толка) и феминизм были объединены менее полувека. Их связывала общая идея о том, что через воспитание личности нового типа можно достичь политических и социально-экономических изменений. Последним выражением объединения двух социально-философских теорий было творчество последователя Р.Оуэна британца Уильяма Томпсона, написавшего в сотрудничестве с Анной Уиллер, ведущей феминисткой 1820–1830-х Воззвание одной половины человечества, женщин, против претензий другой половины человечества, мужчин (1824). Воззвание вскрывало наличие взаимосвязи политической, экономической и личной власти, демонстрировало множественность способов закабаления женщин. Однако приемлемых путей преодоления неравноправия оно не предлагало, так как авторы считали, что интересы обоих полов совпадут, едва только женщины станут свободными и «радость партнерства превзойдет радость деспотизма».

Характеристика идей и течений феминизма

В развитии феминизма начался в 60-е годы XX в. вместе с возникновением леворадикальных движений протеста и формированием контркультурных теорий. В этот период сформировались три основных течения феминизма: либерально-реформистское, социалистическое и радикальное.

Либеральный феминизм по-прежнему имеет наибольшее число приверженцев. Возрождение его связано с книгой американской феминистки Бетти Фридан Мистика женственности (1963), доказывающей, что современные белые американки среднего класса не обладают равными с мужчинами возможностями реализации прописанных в законах прав. Вскоре после выхода книги в США возникла Национальная Организация Женщин, объединившая за короткий срок более 300 000 членов и провозгласившая своей целью борьбу за создание равных возможностей для самореализации обоих полов, в том числе равных стартовых условий для детей разного пола. Неолиберальные феминистки (Э.Росси, Дж.Ричардс, С.Оукин) по-прежнему апеллируют к белым женщинам среднего класса, ориентируя их на достижение высоких профессиональных целей, но не освобождая от выполнения традиционных социальных ролей (любовницы, жены, матери, домашней служанки и проч.). Вслед за Б.Фридан, неолибералки в Европе и США – как сторонницы «феминизма равенства» – увидели проблему не в отсутствии прав, а в инертности женщин, их неумении пользоваться тем, что уже дано законом или может быть осуществлено в легитимном порядке (особенно в юридической и образовательной области). Государство для неолиберальных феминисток – выражение неперсонифицированого разума. В центре их тактики – процесс социального научения пользованию легальными методами исполнения феминистского требования равенства полов. Сосредоточенность неолибералок на стремлении сделать женщину во всем равной мужчине, по мнению критиков неолиберального феминизма, стирает природные особенности женщин, не оставляет ей места как женщине, ведет к тенденции стирания половых различий в профессиональной области, одновременно перегружая женщину семейными и домашними обязательствами, которые остаются на ее плечах.

Марксистский и социалистический феминизм. Последовательницы классического марксизма в современном феминистском движении сравнительно немногочисленны. Они по-прежнему лишь «добавляют» женщину (как ранее К.Маркс, Ф.Энгельс, А.Бебель и др.) к существующей критике капитализма, считая подавление женщин мужчинами менее важным, чем классовое угнетение.

В отличие от них, социалистические феминистки (социалфеминистки) – З.Айзенстайн (Капиталистический патриархат и вариант социалистического феминизма, 1979) и, особенно, М.О»Брайен (Политика репродукции, 1981) полагают, что смогли уйти от этой ограниченности. В отличие от марксисток, не считающих эффективным особое женское движение (отделенное от общепролетарского), социал-феминистки настаивают на его возможности и выделении женских проблем из проблем классовых и общесоциальных. Дискриминация женщины и противоречия между полами детерминированы антагонизмами общества, основанного на частной собственности, считают они, а патриархат и капитализм есть «дуальные системы» (А.Янг, Социалистический феминизм и пределы теории дуальных систем, 1980), которые взаимно укрепляют друг друга.

Критикуя либералок за попытки выстроить мир, состоящий из изолированных индивидов с абстрактными правами, социал-феминистки поначалу видели путь к равенству в превращении домашней работы в часть общественного производства. Позже, после дискредитации этого пути в СССР и странах народной демократии, социал-феминистки сосредоточили внимание на критике систем социализации (А.Джаггар) и привычных приемов найма на работу. По мнению ряда теоретиков (С.Кокбёрн, М.Эванс), именно они формируют те практики труда, которые дискриминируют женщин. Благодаря социал-феминисткам в современную социальную теорию была введена категория домашнего труда как «критической формы труда» – т.е. «неоплачиваемого, малоценного и почти невидимого». Государство для феминисток марксистского толка – носитель материальных интересов определенного класса, средство доминирования, которое узаконивает идеологию. Благодаря социал-феминисткам и марксисткам и их борьбе против дискриминации женщин в сфере труда, в США с начала 1970-х отменена пометка «пол» в автобиографиях, необходимых при приеме на работу, введено формализованное тестирование как форма отбора способных работников. Однако, облегчая участь работающих женщин, социал-феминистки в малой степени затрагивают социальную организацию повседневной жизни, быт женщин. Марксистский и социалистический феминизм не может помочь женщинам в нетипичных семьях – семьях разведенных, с одним родителем, иммигрантов (пытающихся закрепиться в стране), гомосексуальных – то есть тех, где нет распределения социально-половых ролей.

Радикальный феминизм. Сформировавшийся в 20 в., радикальный феминизм представляет сейчас самое яркое направление в феминизме. Радикальные феминистки рассматривают женщин как дискриминируемый и эксплуатируемый биологический «класс», являющийся концептуальной моделью для изучения других форм угнетения» (А.Джаггар и П.Розенберг). Патриархат в их концепции – автономная социальная и историческая сила. Как и неравенство полов, он уничтожим, полагают К.Миллет (Сексуальные политики, 1970), С.Файерстоун (Диалектика пола, 1970), А.Дворкин (Порнография. Мужчины обладают жещинами, 1975), К.Дельфи и др., если женщины захватят в свои руки все средства воспроизводства человека, все репродуктивные права и, главное, воспитание (так как пока что мужчины согласны «помогать» женщинам в воспитании, лишь воспроизводя в сыновьях себе подобных – тех, кто будет в будущем угнетать женщин).

Для радикалок характерно обсуждение таких сюжетов, как мужская монополия в культуре и знании, половая дискриминация в повседневной, в особенности – в сексуальной жизни. Государство для радикальных феминисток – инструмент контроля прежде всего за женской сексуальностью, мужчины – социальная группа, вынуждающая женскую сексуальность к постоянному обслуживанию своих нужд и желаний (поэтому радикальные феминистки критикуют законы об абортах, ограничении использования контрацептивов, стрерилизации, указы против однополых, особенно – лесбийских семей как «антиженские»).

Лесбиянство у радикалок – признак внутреннего отрицания патриархатных форм сексуальности, путь переосмысления последней. При всех «перекосах», именно радикальный феминизм, более чем другие направления феминизма, внес вклад в современную культуру, породив феминистское искусство и феминистскую философию, «заставил женщин гордиться своим полом» (Дж. Грант). Показав, как женское тело и сексуальность подавляются и используются при патриархате, радикальный феминизм вынес на общественное обсуждение ранее запретные темы – сексуальных домогательств, домашнего насилия, женского сексуального удовольствия. Радикальный феминизм критикуется и слева, и справа за евроцентризм, претензию на универсализм (попытки найти и описать вневременной и внекультурный общий женский социальный опыт), за эссенциализм и романтизм, которые способствуют распространению стереотипного представления о биологическом неравенстве полов, традиционного понимания мужественности и женственности, хотя и считает женственность и ее составляющие базисом социальных отношений будущего).

Психоаналитический феминизм возник в конце 20 в. До этого апелляция к бессознательному, характерная для психоанализа, считалась в феминизме инструментом утверждения женской подчиненности. Опубликование психологом из США Джулиет Митчел книги Психоанализ и феминизм (1974), а следом работ Нэнси Чодоров (Воспроизводство материнства, 1978), Дороти Диннерстайн (Сирена и Минотавр, 1977), эссе Мелани Клян породило новый тип психоаналитического мышления – феминистский. Он поставил в центр исследования не особую роль отца и не эдипальность (как то было у основоположника психоанализа З.Фрейда), а доэдипальный период, когда ребенок особым образом соединен именно в с матерью. Воображаемый страх перед матерью, заложенный в детстве – вот, что определяет, с точки зрения феминисток-психоаналитиков, мотивацию поведения взрослых индивидов. Французский психоаналитический ф. (Люс Иригари) потребовал отказаться от фрейдистского представления о женщине как кастрированном мужчине, страдающей от зависти к пенису, приписав мужчинам зависть к матке и способности рожать. Поставив в центр не мужскую сексуальность, но женскую, феминистские психоаналитики назвали ее «множественной, проникающей, избыточной, не скованной границами». Приверженцев психоаналитического феминизма, как и радикалок (С.Хардинг с ее концепцией эссенциальной сущности женщины, К.Гилигэн с идеей «женской морали», особых типов и стилей мышления, П.Гримшоу с концепцией «женской этики»), обвиняют в эссенциализме (обосновании тезиса о вечном сущностном доминировании женского над мужским), фокусировании на внутренних психических механизмах, недооценке влияния внешних, в том числе социальных факторов, влияющих на процесс воспроизводства мужского доминирования. Значимость психоаналитического феминизма для социальной теории заключается в привлечении внимания к социальной природе не только отцовства, но и материнства, постановке проблем воспитания (в особенности – женщинами женщин).

Постмодернистский феминизм возник в последней четверти 20 в., превратив феминизм в методологию, которая критикует прежнюю научную рациональность и объективность, объявляя их обслуживающими мужскую науку. Ставит проблему ограниченности знания, представленного в социальной теории исключительно мужчинами, их системой ценностей, мужским взглядом на мир («адроцентричная картина мира»), мужскими средствами выражения знания («фаллогоцентризм»). Отрицая прежнюю рациональность, постмодернистский феминизм предлагает учитывать особенности субъекта познания определенного пола, его (ее) ценностные ориентации. Методология такого феминизма направлена против позитивистского тезиса об «объективном факте», подчеркивает влияние мировоззрения ученого как представителя определенного пола на задачи исследования и выводы из него.

В центре большинства работ философов-феминисток этого направления стоят вопросы подавления женщин через языковые практики (дискурсы). Благодаря философам-постмодернисткам феминистской ориентации в науку введены понятия «женского письма» и «женского чтения». Источниками «женского письма» как особой формы самовыражения является, с точки зрения постмодернистских философов, женское тело и женская сексуальность. Отношения постмодернистского феминизма с самим постмодернизмом противоречивы. Часть теоретиков (Моника Виттиг, Кристин Дельфи, а особенно Л.Ирригарэ с ее книгой Зеркало другой женщины, 1974) настроены против идеи признания Другого, сосуществования с Другим, «ненавязывания» концептов, которые являются для постмодернистской парадигмы центральными. Во всех индивидах феминистки-постмодернистки видят нестабильность, противоречивость, зависимость от набора внушенных убеждений. Проблематичны и отношения постмодернистского феминизма с другими феминизмами. Ряд теоретиков постмодернистского феминизма (Х.Сиксу, Ю.Кристева) именуют себя постфеминистками, открещивается от борьбы за женские права, отрицает возможность создания единой феминистской теории. Радикалки-постмодернистки (Х.Сиксу, Ю.Кристева, Л.Ирригарэ) не хотят внимать призыву ведущего американского философа, феминистски и постмодернистки Джудит Батлер «сделать феминизм более самокритичным» и признать, что любые социальные и философские категории, с их точки зрения, в том числе и используемые феминизмом в политической борьбе (включая категорию «женщины») могут оспариваться и переопределяться.

Созданный и развивающийся в столкновении с другими социальными концепциями, феминизм как философская теория и методология остается незавершенным. Теории постмодернистского феминизма и феминистского психоанализа далеки от задач современного женского движения, мало востребованы им. Деятельницы женских организаций остаются к его идеям равнодушными (в отличие от идей либерального и социалистического феминизма).

Перспективы феминизма в России

«Гендер как инструмент познания и преобразования общества»

Гендерные исследования, которые являются в современных гуманитарных и социальных науках одним из самых быстро развивающихся направлений, зародились в рамках феминистской теории. В отечественной науке феминистская теория и сегодня сохраняет для них роль основной методологии. Кроме того, феминизм — как теория, так и практика — в современной России призван выполнять и другие важнейшие функции. Во-первых, способствовать расширению процесса демократизации российского общества на основе репрезентации женского восприятия реальности. Во-вторых, через участие женщин в женских неправительственных организациях содействовать формированию гражданского общества. В-третьих, с учетом интересов женщин лоббировать разработку и контролировать реализацию политики гендерного равенства, которая в обществе с политическим доминированием мужчин легко может превратиться в очередную декларацию. В-четвертых, способствовать освоению российским социумом толерантности, так как признание права на существование феминистских идей — это, прежде всего, признание иного взгляда, иного мнения, несовпадающих с доминирующей точкой зрения. В-пятых, дать новые возможности для вхождения России в глобальное мировое сообщество, в формировании которого феминистские течения играют заметную роль. И, наконец, способствовать свободному развитию личности женщины, так как в самом широком смысле феминизм сегодня понимается как «свобода решать свою собственную судьбу; свобода от детерминированной полом роли; свобода от подавляющих ограничений со стороны общества; свобода полного выражения своих мыслей и превращения их в действие. Он постулирует, что основная ценность женщины вытекает из ее общечеловеческой природы и не зависит от других отношений в ее жизни».

Очевидно, что выполнить свои функции в России феминизм может только при условии его дальнейшего и постоянного развития. Однако развитие феминизма в российском социуме затруднено по ряду причин. Первая из этих причин заключается в негативной коннотации самих терминов «феминизм» и «феминистка» и непонимании их современного звучания.

На обыденном уровне феминизм продолжает восприниматься лишь как борьба женщин за равенство с мужчинами, что ассоциируется с выравниванием всех по мужскому образцу. Отсюда представление о феминизме как о движении по маскулинизации женщин, как угроза институту семьи и т.п. Феминизм в таком понимании близок к результату эксперимента по эмансипации женщин, осуществленном в советский период и установившем двойную или даже тройную нагрузку, которая легла на плечи советских женщин. Этот результат стал отождествляться с итогами реализации феминистских идей и получил резко негативную оценку.



Преимущественно негативное отношение к феминизму существует в России и на уровне научного сообщества. Большинство российских ученых, не имея возможности игнорировать развитие гендерных исследований, стремятся противопоставить феминистскую теорию и концепцию гендерного равенства. Они стараются не замечать, во-первых, что «гендер» как социологическая категория родился именно в рамках феминистской теории; что, во-вторых, за очень редким исключением, феминисты/ки также выступают за гендерное равенство и что, наконец, феминизм как таковой представляет собой многоплановое явление, включающее в себя не только и на сегодняшний день не столько борьбу за равноправие женщин, как, главным образом, идею гендерного равенства, представленную с точки зрения женщин, и концепцию социокультурного развития, являющуюся альтернативой доминирующей сегодня патриархатной модели развития.

Вторая причина заключается в широко распространенном ошибочном мнении об отсутствии в российском обществе дискриминации по признаку пола. Это объясняется как декларируемым в советском и современном российском законодательстве равенством мужчин и женщин, так и определенной направленностью в подаче материалов о гендерном равенстве подавляющим большинством современных российских СМИ. Так, телевизионные каналы НТВ и «Культура» в своих популярных программах «К барьеру» и «Культурная революция» неоднократно обращались к этой теме, но практически всегда основным лейтмотивом передач был тезис об отсутствии в российском обществе дискриминации по признаку пола. В передачах практически не принимали участие специалисты, занимающиеся гендерными исследованиями. Разговор велся на уровне обыденных представлений и сводился к рассказам успешных на сегодняшний день женщин, которые, по их словам, на своем жизненном пути никогда не встречались с дискриминацией по признаку пола.

Третья причина — доминирование традиционных гендерных стереотипов. В основе этих стереотипов лежат эссенциальные взгляды, которые аккумулируются в идею о предназначении полов. Существование традиционных гендерных стереотипов, в которых за мужчинами закрепляется лидерство в обществе, а женщинам отводится роль аутсайдеров, создает иллюзию, что современная гендерная система, основанная на гендерной асимметрии и гендерном неравенстве, единственно возможная.

Четвертая причина заключается в больших трудностях, которые испытывает феминизм в России в теоретическом и методологическом плане. Западные феминистские дискурсы носят преимущественно вторичный характер и основываются на философских дискурсах, напрямую несвязанных с проблемами феминизма. Особенно продуктивным для развития феминистской теории на Западе оказался постмодернистский дискурс. Но в современной российской философии постмодернистский дискурс, как и многие другие, отличные от марксистского, только начинают осваиваться. Переход от единой марксистской концепции видения мира к представлению о многоликости мира крайне сложен и длителен. Поэтому у российской феминистской теории еще слабы методологические основы. Кроме того, при освоении огромных наработок западной философии сам феминистский дискурс воспринимается большинством «серьезных» ученых как малозначительный, не стоящий особого внимания и оказывается не представленным при анализе западных философских дискурсов.

Пятая причина — низкий уровень жизни большинства российского населения, при котором более актуален вопрос не о том, как жить достойно, а о том, как выжить. В сложившихся условиях в российском социуме отсутствует эксплицитная гендерная чувствительность. Современный феминизм, провозглашающий свободу выбора как стратегию жизни для женщины, оказывается не созвучным задачам простого выживания.

Шестая причина определяется отсутствием в России традиции уважения к личности и ее праву свободного выбора своего жизненного пути. Феминизм, основной целью которого как раз и является предоставление возможности самой женщине выбирать свой жизненный путь, который позволит ей самореализоваться, оказывается до настоящего времени чужд российскому социуму.

Таким образом, в современной России мы имеем, с одной стороны, потребность в развитии феминизма как важной составляющей движения общества к гендерному равенству и демократизации; с другой стороны, многочисленные препятствия, тормозящие процесс распространения феминистских идей в российском обществе. Основным вопросом в сложившейся ситуации становится вопрос о перспективах развития феминизма на российской почве. Перспективы, в свою очередь, зависят от наличия в самой российской социетальности основании для развития и углубления феминизма.

Анализ культуры, развития и современного состояния гендерной системы российского общества позволяет говорить о существовании определенных духовных и социокультурных оснований феминизма в России.

Духовные основания феминизма заложены в своеобразии русской национальной культуры. Стержень русской духовной культуры — уникальный культ Матери. Все, что наиболее ценно для русского человека, связано с различными ипостасями образа Матери: это и русская земля, и Родина, и Богородица, и, конечно, женщина-мать. «Безотцовским сыном Великой матери» называл русского человека Г.П. Федотов. Такое обожествление образа матери не могло не создать мифа о русской женщине как женщине, обладающей гипертрофированными материнскими чертами. При всей мифологичности такого представления о русской женщине, в нем отразились присущие ей черты: заботливость, сострадание, милосердие. Культ Матери делал естественным широкое участие русских женщин в борьбе за освобождение народа, объясняя это материнской любовью-жалостью ко всем обездоленным. И в современной России традиция почитания культа Матери может быть важнейшей предпосылкой для активного и успешного участия женщин в общественной жизни, так как именно материнские черты-забота и сострадание — имеют в настоящее время для российского общества особую ценность.

Высокая оценка материнских черт в русской культуре во многом основывается на том, что эти черты в определенной степени присущи всему русскому народу. Материнское отношение к окружающему миру близко и понятно русскому человеку. Поэтому обращение к таким чертам русского национального характера как сострадание и милосердие создает определенную вероятность для распространения в российском социуме феминистской концепции нового устройства общества, основанного на этике заботы.

Своеобразием традиционной русской культуры является также трактовка женского начала как начала активного. В русской литературе, от былин и сказок до классических произведений, именно женщины инициативны и деятельны, именно они совершают решительные поступки. Василиса Премудрая неоднократно выручает из беды Ивана-царевича, пушкинская Татьяна первая признается Онегину в своем чувстве; тургеневская Елена Стахова уезжает в Болгарию, чтобы вместо умершего мужа сражаться за освобождение его родины. В русской культуре женщины активны и решительны. Следовательно, желание современных российских женщин участвовать наравне с мужчинами во всех сферах общественной жизни не входит в противоречие с русскими культурными традициями и является воплощением в конкретно-исторических условиях представлений об активном женском начале. И это, в свою очередь, соответствует феминистским взглядам на женщину как на субъект социальных процессов.

Вершиной русской духовной культуры признана философия Серебряного века. Антифеминистский по сути дискурс философов Серебряного века отмечен высокой оценкой женственности, возникновением учений о Софии-Премудрости Божьей и Вечной Женственности, а также созданием иного, чем в западной культуре, культурно-символического ряда, в котором феминное ассоциируется с духовным, истинным и божественным. И, хотя эти взгляды «скорее аллегория, чем категория, скорее моральное наставление, чем концепция», они нарушают традиционные для патриархатной культуры культурно-символические ряды, представляя тем самым возможность для их критики, для демонстрации «невсеобщего» их характера.

Философы Серебряного века, рассматривая всю историю человечества как арену взаимодействия мужественности и женственности, высказали идею комплементарности мужского и женского начал. Идея комплементарности, взаимного дополнения полов нашла отражение в некоторых западных феминистских теориях. Либеральный посыл идеи может найти сторонников и среди российских феминистов. Более того, идея комплементарности мужского и женского начал является продуктивной для репрезентации их равноценности. Признание равноценности мужского и женского начал, мужчин и женщин — важный шаг на пути к гендерному равенству.

Философы Серебряного века отрицательно относились к эмансипации женщин, видя в ней, прежде всего, желание нивелировать различия между полами. Они доказывали необходимость сохранения и даже культивирования отличий между женщинами и мужчинами. На этой же идее основывается «феминизм различий». Поэтому можно говорить об определенном пересечении взглядов философов Серебряного века и феминистов, придерживающихся концепции различий между мужчинами и женщинами, а, следовательно, и ценности для феминистской теории исследований русских мыслителей.

Социокультурные основания феминизма лежат, прежде всего, в гендерной системе российского общества. Российское общество на протяжении всего своего существования представляло собой патриархатное общество с доминированием мужчин и подчиненным положением женщин. Эссенциальными основами патриархатного общества являются гендерная асимметрия и гендерная иерархия, а также их непременный атрибут — дискриминация по признаку пола. Дискриминация женщин в обществе — важнейшее основание для возникновения феминизма.

В российском социуме дискриминационная гендерная асимметрия и гендерная иерархия перманентно определяли его гендерную систему, питая тем самым почву для феминизма.

В дореволюционной России гендерное неравенство проявлялось во всех сферах человеческой жизнедеятельности и носило эксплицитный характер. В ее истории был так называемый «теремной период», который, хоть и определял положение лишь представительниц высшего сословия, но формировал отношение к женщине в целом. Теремной период представлял собой высшую степень гендерного неравенства и подчинения женщины мужчине. Завершившись в XVIII в., теремной период оставил в российском обществе представление о якобы справедливости существующего гендерного неравенства, не предоставляя возможности для корригирования положения женщин и ослабления их дискриминации. Вплоть до второй половины XIX в. женщины в России не имели доступа к образованию, к работе на государственной службе; до 1917 г. были лишены гражданских прав.

Даже в советский период, когда произошли кардинальные изменения в положении женщин и в основу декларируемой гендерной политики государства был положен принцип равенства полов, российское общество оставалось патриархатным. В СССР, как справедливо заметила О. Воронина, «возник специфический тип традиционной гендерной системы — советский патриархат, при котором основным механизмом дискриминации являлись не мужчины как группа, а государство».

В постсоветской России общество не только не отошло от андро-центристской сущности, но, наоборот, усилило свой патриархатный характер. Анализ современной российской социокультурной реальности, содержащийся как в официальных документах, так и в многочисленных исследованиях, показывает существование дискриминации по признаку пола во всех сферах общественной жизни17.

Мысль о якобы невозможности феминизма в России достаточно часто озвучивается современными средствами массовой информации, при этом делается ссылка на российскую ментальность, на своеобразие сущностных черт российской женщины и т.п. Но уже с середины XIX в. феминизм представлен в России как социокультурная практика. Феминизм как социокультурная практика включает в себя женское движение, феминистскую идеологию и теорию, а также государственную политику, официально провозглашающую равенство полов.

Женское движение в России возникает в середине XIX в. В то же время общественной мыслью России начинает осваиваться идея эмансипации женщин, становясь компонентом социокультурной практики.

На рубеже XIX-XX вв. российский феминизм представлен уже достаточно широко и включает в себя крупные женские и феминистские организации, феминистскую идеологию и теорию, феминистскую печать.

В советский период главным компонентом феминизма как социокультурной практики являлась официально провозглашенная государственная политика по отношению к женщине. При всех ее плюсах и минусах она способствовала дальнейшему включению феминизма в российскую социокультурную реальность. Советскими Конституциями было закреплено равенство мужчин и женщин во всех сферах общественной жизни, что не давало возможности, по крайней мере, на официальном уровне эксплицитно придерживаться дискриминационных практик. Кроме того, в советский период существовало женское движение; до начала 1930-х гг. интенсивно развивалась марксистская феминистская теория, а с 1960-х гг. теория женского вопроса; выходили ориентированные на женщин газеты и журналы. Женские организации в СССР, действовавшие в условиях тоталитаризма, не обладали идеологической самостоятельностью и должны были исходить из официально провозглашенного КПСС лозунга о достигнутом равенстве полов. Но участие представительниц этих организаций в общественно-политической жизни страны и имплицитная демонстрация ими возможности даже в рамках единой идеологии иного, немужского взгляда на решаемые проблемы, делали женское движение составляющей феминизма как социокультурной практики. В «женских» газетах и журналах советского периода создавался образ женщины свободной и равноправной. И хотя этот образ чаще всего не соответствовал реалиям, но таким образом формировался идеал жизни женщины, который был практически тождественен феминистскому идеалу.

В современной России феминизм также представлен в качестве социокультурной практики, но в сравнении с предыдущим периодом нашей истории значительным образом изменился удельный вес его отдельных компонентов. Идея равенства мужчин и женщин во всех сферах и сегодня официально признана на государственном уровне и включена в Конституцию РФ. Кроме того, Россия подписала все международные документы о ликвидации дискриминации по признаку пола. Но четкой гендерной политики в государстве нет; проблема гендерного равенства на государственном уровне не определена как значимая и практически не озвучивается. То есть в феминизме как социокультурной практике современной России значительно ослабли позиции официальной политики по отношению к женщине. В то же время значительно усилились его остальные компоненты. Женское движение сегодня представлено многочисленными неправительственными общественными организациями, которые проводят независимую и самостоятельную политику. Среди них есть и организации, открыто придерживающиеся феминистской ориентации. Важнейшим компонентом современного российского феминизма и его главной особенностью является активная и плодотворная разработка феминисткой теории и быстро развивающиеся гендерные исследования.

В самой системе функционирования патриархатных обществ заложены основы для возникновения феминизма. Мнение о том, что в России, в стране с самобытной культурой и специфическим путем исторического развития, нет оснований для феминизма, глубоко ошибочно. Феминизм уже продолжительное время укоренен в российской почве, и его истоки находятся как в русской культуре, так и в социокультурной реальности. Но для того чтобы феминизм в России мог реализовать свои функции, необходимо решить ряд задач: во-первых, сделать феминизм видимым; во-вторых, осуществить его демистификацию; и, в-третьих, репрезентировать его как перспективное исследовательское направление в гуманитарных и социальных науках.

Возможно ли развитие феминизма в странах с традиционной восточной культурой?

Образ женщины в исламе, мусульманки, чье тело, чувства, мысли надежно укрыты от посторонних глаз, всегда привлекал к себе внимание поэтов и писателей, ученых и журналистов и всех, кто интересуется Востоком. Проходили столетия и эпохи, одна общественная система заменяла другую, а загадочный образ мусульманки оставался неизменным. Между тем изменились положение мусульманской женщины, ее внутренний мир, но границы семьи и дома, плотное покрывало надежно скрывали эти изменения от любопытствующих взглядов. В какой бы стране она ни жила, на каком бы языке она ни говорила, кем бы ни работала, она ощущала и называла себя «муслима» (мусульманка), чувствовала свою принадлежность к единой универсальной мусульманской общине – умме, осознавала себя продолжательницей традиций, входящих к великим женщинам ислама, окружившим пророка Мухаммада18.

Однако в последнее время наблюдается настоящий бум публикаций, посвященных различным аспектам, так называемого женского вопроса в странах ислама: по правам и свободам женщины, ее участию в политике и выборных органах, социальному аспекту гендерного равноправия, феминизации экономической активности. Это связано как с активизацией ислама во всем мире, так и с ростом феминизма и усилением «женского фактора» в мировой политике. Однако большинство этих публикаций несет экстравертный характер — они связаны с изучением правового статуса женщины, ее социальных функций, экономических возможностей, семейного положения. Внутренний мир мусульманки по-прежнему остается терра-инкогнита для западных исследователей. Во многом это объясняется изоляционизмом исламской женщины, тем, что ислам ревниво защищает ее от взглядов посторонних, свято чтит границы обители, в которой она живет.

Говоря о проблеме положения женщины в мире ислама, хотелось бы отметить еще один важный факт: очень часто эта проблема становится предметом преднамеренных конъюнктурных спекуляций. Западные политологи либо ложно трактуют отношение ислама к женщине, либо стремятся показать мусульманку в темных тонах, измученную от морального давления мужчин. Читая книги, публикуемые западными исследователями по вопросу прав женщин в исламе, становишься свидетелем того, что человек, не живущий в исламском мире, не может правильно и конкретно донести до читателя всю суть данного вопроса, адекватно оценить равноправие между мужчиной и женщиной в исламе. Порой встречаешь совершенно чуждые исламу примеры равноправия мужчины и женщины, а так же неправильные толкования хадисов и Корана. Выдвигаются концепции, заключающие в себе идею возвышения женщины над мужчиной, и приводит к тому, что женщина стоит на много рангов выше мужчины. Неправда ли, это совершенно не соответствует концепции ислама, где говорится о том, что и мужчина и женщина сотворены из одного духа и равны перед Аллахом.

Так, в книге «Гендерное образование и права женщин в мусульманском контексте», Мириям Кук, профессор арабской филологии, призывает мусульманок присоединиться к мировому феминистическому движению и использует такой термин как «исламский феминизм». Странное словосочетание, не правда ли? Два совершенно противоречивых термина, «ислам», т.е. «покорность» и «феминизм» — «борьба за верховенство женщины», вдруг соединяются в одно словосочетание и требуют от читателя правильного понимания данного термина. Здесь надо отметить, что феминизм — это сугубо западная идея и никак не может пересекаться с исламским пониманием прав женщин.

Таким образом, если целью западного феминизма является обретение женщинами аналогичных с мужчинами прав во всех социальных сферах, то ислам видит свою задачу в том, чтобы они смогли в полной мере выполнить свое женское предназначение. Непонимание этого положения свидетельствует о том, насколько и в мужчинах, и в женщинах глубоко укрепились патриархальные представления. Кроме того, все глубоко убеждены в том, что внешняя, общественная, публичная деятельность гораздо важнее и значимее, чем внутренняя, личностная, духовная. А ведь Востоку, не только мусульманскому, такое понимание смысла человеческого существования несвойственно19.

Вопросом прав женщин в исламе, в свою очередь, наряду с западными исследователями, также занимаются и ученые мусульмане. В отличие от своих западных коллег суждения проблемы статуса женщины в исламе идейно отличаются. Порой можно увидеть, что приводятся похожие примеры из Корана и хадисов, касающиеся прав женщин в исламе, но их толкования совершенно не одинаковы и преследуют различные цели. Так, если обратиться к исследованиям, проводимым специалистами исламского права в Узбекистане, то можно заметить, что целью их работ является стремление показать всю красоту женщины как матери, супруги и покорной рабыни Аллаха. Привести читателя к тому, что роль женщины в мире важна и несет за собой ответственность перед обществом и Всевышним.

Изучить также суть равноправия мужчины и женщины в рамках ислама, ведь ислам, в отличие от других монотеистических религий, с самого начала совершенно определенно утверждает равенство мужчин и женщин. Они в равной мере являются творением Всевышнего. Созданы для того, чтобы выполнять равные обязанности, главной из которых является ибодат – религиозное поклонение. Их ожидает равное загробное воздаяние. При всем том, что в Коране мы встречаем общесемитский сюжет об искушении и грехопадении Адама и его супруги, в исламе отсутствует концепция вины женщины за это грехопадение. В отличие от иных монотеистических религий на представителях рода человеческого не лежит роковая вина первородного греха, так как Аллах прощает людей и возвращает их первоначальное состояние чистоты – фитру. Еще примером того, что мусульманские ученые призывают женщину к выполнению ее непосредственных обязанностей и сохранению исламских традиций, можно привести следующее высказывание из книги «Права женщины в исламе» Н. Юсуповой, занимающаяся вопросами прав женщин в исламе на протяжении нескольких лет, что любое благое дело, совершаемое женщиной, и та работа, которую она выполняет на пути служению Всевышнему, это может быть домашняя работа, воспитание детей, благоустройство дома, помощь супругу и т.д., будет оценено и вознаграждено по достоинству Всевышним в судный день.

Вышеуказанное показывает концептуальное различие между исследованиями западных и восточных ученых в области прав женщин в исламе. Становится ясным, что понимание роли современной мусульманки для западного человека кардинально отличается от понимания восточного. Восточному человеку понятно, что женщина-мусульманка не может бороться только за права женщин, ее статус и положение неотделимы от положения других членов ее личной семьи. Символом и смыслом ее политической деятельности может быть борьба за возврат к нормам, ценностям и законам раннеисламской общины. В этом смысле все западные движения феминистского толка, которые провозглашают индивидуализм, неограниченную личную свободу и полную общественную открытость, обречены на неуспех. Но самое главное, различия между западными и исламскими традициями можно увидеть, что западные люди всегда стремятся к индивидуальности, в то время когда индивид в исламе никогда не обладал и не будет обладать всей степенью индивидуальной свободы, подобно жителю западного мира, в любом случае он остается в семье, под ее присмотром и, соответственно, контролем. Так, для мусульманки интересы семьи всегда превалируют над ее личными амбициями и интересами. Собственный «персонализм» не имеет для нее такого самодовлеющего значения.

Личные устремления, карьерный рост, профессиональное совершенствование немедленно исчезают, если они идут в ущерб ее семьи. Наверное, для многих мусульман будет странным такое понятие, как борьба за права, ведь ислам как правовая система закрепляет в себе все права не только женщины или мужчины, а человека в целом. Вы согласитесь с нашим мнением, что и мужчина и женщина — это одно целое, их ни в коем случае нельзя разделять и нельзя сказать, что мужчина главнее или, что женщина главнее. Поверьте, как без мужчины, так и без женщины этот мир был бы неполноценным и у каждого из них есть своя миссия на земле, свои цели и задачи. Целесообразно если женщина в силу своих возможностей будет выполнять те задачи, которые стоят перед ней, так как никто другой не сможет выполнить это в совершенстве кроме нее. Как пишет в своей книге Абу Хамид ал-Газали «Основы духовности»: «Если в вещи что-то проявлено в совершенстве, значит, ее для этого и сотворили». Только женщине дана такая ответственная участь, как быть матерью, продолжать род человеческий, воспитывать достойных личностей, хранить традиции своей семьи и всегда быть опорой для своего спутника жизни.

И, подытожив мысли, хотелось привести следующий хадис: «Если человек верует в Аллаха и в последний день, то, увидев какое-либо дело, пусть говорит по-доброму, либо пусть молчит, а женщин считайте для себя заветом и обходитесь с ними хорошо. Женщина создана из ребра, а ребро искривлено сверху. Если ты захочешь выпрямить его, то сломаешь, а если оставишь в покое, то оно останется искривленным. Обходитесь с женщинами хорошо». (Хадис приведен Абу Даудом со ссылкой на Абдуллу ибн Омара.)

Из хадиса видно, что ислам призывает уважать женщину, любить ее и относиться к ней с уважением. И никакие феминистические идеи не могут сравниться с идеей защиты и опеки женщин со стороны мужчин. И сегодня истинная мусульманка думает о благополучии своей семьи и служении Всевышнему больше, чем о достижениях успеха в политических или же иных сферах общественной жизни, но в то же время всегда готова помочь благоустроить и развить то общество, в котором она проживает.

Заключение:

В современном мире очень детерминировано понятия «феминизм», и его относят скорее как к теории мужененавистничества и желания установления матриархата, чем теории равенства полов. Различные течения в феминизме показывают, что те, кто называет себя феминистками, подразумевают под этим множество значений. Как и в любом движении, в феминизме существуют разногласия как внутри каждой группы, так и между группами.

Разделяют макро и микро уровни изучения феминизма. Как известно, на макроуровнях изучается взаимосвязи между различными частями общества, а на микроуровне взаимодействие этих связей. То есть в макросоциальных теориях рассматривают, какое место занимает домашнее хозяйство в рамках социальных систем, разъясняя, почему положение женщин в обществе является подчиненным, а в микросоциальных исследуют способы продуцирования и воспроизводства гендера в межличностных отношениях.

К макросоциологическим теориям относятся марксистский феминизм, радикальный феминизм, функционализм, неомарксизм, теория мировых систем. К микросоциологическим – культурный феминизм, либеральный феминизм, символический интеракционизм, этнометодология.

В макроциологических теориях главным фактором выступает стратификация, классовость. Основой есть то, что гендер, как и любая другая социальная группа, имеет доминанта и пассива, то есть мужчины выступают доминантами, а женщина – пассива. Главную роль женщине выдают как семейной домохозяйке, но так же подчеркивают что это тоже труд, который делает свой большой вклад в развитие общества. В радикальном феминизме идет желание, что бы женщина лишилась этих обременяющих уз семьи, сильная критика семьи. В марксизме внимание обращается не на разрушения института семьи, а на одинаковый труд у мужчин и женщин и понятия самого неравенства полов.

Теоретики, придерживающиеся микросоциального подхода, стремятся скорее не к тому, чтобы объяснить невыигрышное социальное положение женщин, а чтобы понять гендер в рамках восприятия общества как совокупности взаимодействующих людей. Их интересует, как проявляются в процессе взаимодействия гендерные характеристики и каким образом этот процесс вызывает их. Культурный феминизм подчеркивает то, что женщина имеет свою особенную культуру и ценности, отличающейся от мужских. Основная идея это матриархальный взгляд на общество, то есть превозношение женщин над мужчинами. Либералы хотят просто показать одинаковость, ровность линий важности в разных группах, ситуациях и обществе в целом.

С одной стороны, феминистская теория говорит о крупных, устойчивых, вводящих ограничения социальных структурах патриархата, капитализма и расизма. С другой стороны, она сосредоточена на оп позиционной политике, а в методологии — на персонифицированном субъекте, таким образом утверждая значимость человеческих действий в истории и их роль для социального анализа. Социальная жизнь воспринимается как цепь актов угнетения, что осуществленных агентами, причем их обязанность воспроизводить систему господства оценивается как непременное условие, даже если эти акты можно объяснить социальными структурами.

Макро и микросоциологические теории гендера рассматривают феминизм под разными ракурсами: макросоциологические теории изучают феминизм на общественном уровне, а микросоциологические теории на уровне личностном.

Список используемой литературы:

Многоликая глобализация / Под ред. П. Бергера и С. Хантингтона; пер. с англ. В.В. Сапова под ред. М.М. Лебедевой. — М.: Аспект Пресс, 2004. 379 с.

Г.Р. Балтанова. Мусульманка. Москва-Логос 2005, С- 36

Г.Р. Балтанова. Мусульманка. Москва-Логос 2005, С- 67

Н. Юсупова. Исломда аел хукуклари. Тошкент, 2006, С- 57

Г. Нуруллина. Женщина в исламе. Москва. 2003, С – 34

Воронина О.А. Феминизм и гендерное равенство. — М.: Едиториал УРСС, 2004. 320 с.

Многоликая глобализация / Под ред. П. Бергера и С. Хантингтона; пер. с англ. В.В. Сапова под ред. М.М. Лебедевой. — М.: Аспект Пресс, 2004. 379 с.

Гидденс Э. Социология / Пер. с англ.; науч. ред. В. А. Ядов; общ. ред. Л. С. Гурьевой, Л. Н. Посилевича. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — 703 с.




Предыдущий:

Следующий: