Реферат Ангелина Ревковская


СОДЕРЖАНИЕ

Введение…….……………………………………………………………………..3 1.Основные направления культурной политики в Республике Беларусь……6

Заключение……………………………………………………………………….15

Список использованных источников…………………………………………..17

ВВЕДЕНИЕ

На современном этапе развития культуры проблема методологии изучения культурной политики является исключительно важной и актуальной. В силу того, что культурная политика как предмет исследования представляет собой весьма сложный феномен, ее осмысление требует особого научного подхода. Сложность изучения культурной политики обусловлена тем, что она, будучи целостной, постоянно изменяющейся системой, не представляет собой некой устойчивой константы, кстати, как и сама культура.

С переходом человечества к постиндустриальному обществу проблемы культуры и культурной политики становятся все более актуальными. Культура из отдельной сферы человеческой деятельности постепенно превращается в ресурс развития всего общества. В связи с этим обостряется проблема внятного формулирования культурной политики на различных уровнях власти от государственного до локального. Современная культурная политика предполагает наличие концептуальных оснований. Концептуализация культурной политики возможна только при внимательном изучении различных подходов к проблеме, в частности, европейских и отечественных культурологов.

В настоящее время интерес к определению понятия «культурная политика» обусловлен рядом причин. Прежде всего, это потребности развития учения о политике вообще и уточнении самой категории «культурная политика». Здесь возникают вопросы не только о границах вторжения политики в культуру, но и самой допустимости этого вторжения.

В самой общей форме к содержанию политического управления в области культуры можно отнести следующие моменты:

— постановку принципиальных задач, определение перспективных, а также ближайших целей, которые должны быть достигнуты в области развития культуры. Следует подчеркнуть, что реальность политических задач и целей, их осуществимость определяются тем, насколько они соответствуют соотношению социальных сил, реальным возможностям, существующим на данном этапе развития;

— выработку методов, средств, форм политической деятельности, с помощью которых поставленные цели могут быть достигнуты оптимальным образом;

— подбор, расстановку кадров, способных понять и выполнить намеченные задачи культурного развития.

Каждый из перечисленных трех моментов предполагает анализ конкретной ситуации в духовной сфере и перебор возможных вариантов решения политических задач с целью определения наилучшего.

Однако значение общей схемы, так же как и применение современного инструментария политического руководства сферой культуры (системный анализ и т.п.), сами по себе еще не обеспечивают решения задач культурной политики. Политическое руководство должно опираться на прочный фундамент теоретических знаний, вскрывающих закономерности исторического развития.

В то же время политическая теория, давшая общую ориентировку для политической деятельности в сфере культуры, не может охватить всего многообразия событий, очертить всю совокупность возможных последствий из данной совокупности причин. Поэтому политика, даже научная — столько же искусство, сколько и наука. Тем более, что политика широко подвержена влиянию личных качеств политических деятелей. Поэтому одна и та же объективная культурная потребность может быть выражена в разных политических решениях, содержание которых во многом зависит от усмотрения лиц, правомочных это решение принять.

Одновременно сама культура оказывает активное обратное воздействие на государство и политику. Можно выделить следующие основные направления влияния культуры на общественную и политическую жизнь:

— социализация и воспитание отдельной личности. Речь идет о приспособлении человека к условиям общественной жизни, умению регулировать свое поведение в соответствии с установленными обществом нормами;

— выработка и утверждение системы ценностей, под которой понимается определенная совокупность явлений материальной и духовной жизни, выступающих в качестве ориентиров и установок в деятельности отдельной личности и общественных классов и слоев, наций и народностей. Система ценностей служит важным регулятором политических поступков, мерилом оценки поведения других людей, их участием в политической жизни;

— влияние культуры на политическую жизнь происходит и через создание моделей функционирования политических инструментов, выработку и принятие политических решений, эталонов действия, поведения и их реализации в различных ситуациях политической жизни.

Во-вторых, интерес к культурной политике обуславливается потребностями развития учения о духовной сфере. Раскрывая содержание духовной сферы жизнедеятельности людей, определяя ее как явление, исследователи соотносят политику с духовной сферой. Понятно, что их интересует не только соотношение культурной политики и духовной сферы, но и их взаимодействие в процессе функционирования и развития.

В-третьих, интерес к культурной политике, ее определению обуславливается потребностями в методологии анализа явлений культурной политики при проведении конкретно-социологических исследований, которые получают все более широкое распространение. Прежде всего существует острая потребность в определении культурной политики как исходного понятия, которое позволило бы разрабатывать и операциональные понятия для анализа явлений культурной политики на различных уровнях организации общества.

Основные направления культурной политики в Республике Беларусь.

Прогресс общества иллюстрирует возрастающую связь культуры и политики. Политика направляет деятельность людей в области культуры, а она, в свою очередь, в большой степени влияет на политику, формируя представления людей о справедливом общественном устройстве, образцы поведения, иерархию ценностей, представления о мире. Без развития духовной культуры невозможно управление научно-техническим прогрессом, развитием производства и личности.

Не существует однозначного определения культуры: насчитывается не менее пятисот ее определений. В широком, философском плане, культура — это все, что создано человеком в процессе его материальной и духовной деятельности, в отличие от созданного природой. Это же содержание стоит и за понятиями общество, человеческая цивилизация. В узком смысле слова духовная культура — это процесс создания, освоения и распределения духовного богатства в обществе. Вторым определением мы и будем пользоваться, не затрагивая проблем материальной, производственной и иных разновидностей культуры. Культурную же политику определим как деятельность субъектов политики по созданию, освоению и распределению духовной культуры в обществе.

По отношению к разным социальным системам и отдельным личностям культура существует и функционирует как объективно, так и субъективно. Она очень разнообразна по странам и регионам, континентам. Даже внутри отдельных стран она не тождественна у разных классов, не совпадает у города и деревни, в разной степени присуща отдельным людям. Это свидетельствует о том, что формируется и развивается она в разных социально-политических ситуациях по-разному.

В рамках рыночных, буржуазно-демократических отношений Запада сформировались свои принципы культурной политики. Ведь экономически и промышленно развитому обществу стал необходим высокий культурно- технический уровень каждого работника, грамотный специалист, культурно просвещенное молодое поколение, развитая наука и эффективная система образования. Культурная политика реализуется там в рамках гражданского общества, т.е. общества с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями между его членами, независимого от государства, но взаимодействующего с ним. Принципами культурной политики здесь стали:

• государственное и идеологическое невмешательство властей в культуру;

доступность культуры массам, особенно в учебном и воспитательном процессах: без этой доступности нельзя сформировать ни квалифицированного рабочего, на творческого работника или менеджера;

, охрана законом и государством национально значимых объектов и достижений культуры;

поддержка государством, разными фондами и меценатами (богатыми покровителями)талантов и центров культуры;

материальная независимость коммерческой части культуры от государства, но ограничение ее законами в пропаганде насилия, эротики, враждебных обществу и государству идей и т.д. [4. С. 52].

Социализм основательно пересмотрел перечисленные принципы, мобилизовав мощь государства диктатуры пролетариата и его идеологию для самоутверждения в духовно-культурной сфере. Полный контроль и диктат государства и идеологии стали нормой развития духовной жизни. В учебном и воспитательном процессах широко использовалась преимущественно та часть духовной культуры, которая была пролетарской по форме и содержанию и категорически отвергалась непролетарская: религия, «лженауки» генетика и кибернетика, «буржуазные» политология и социология.

В искусстве пропагандировалось и имело право на существование лишь то, что развивалось в рамках «социалистического реализма» как «единственно возможного» метода. Поэтому остальные течения в культуре лишились социальной опоры в обществе, изгонялись и преследовались. Национально значимые достижения и объекты культуры охранялись законом и государством выборочно. Объекты, связанные с историей дворянства, религиозно-культовые сооружения и атрибутика не считались значимыми духовными ценностями, растрачивались властью и разрушались временем. Центры культуры, творческие коллективы и таланты в идейном и экономическом планах целиком зависели от государства, контролировались им и подвергались жесткой цензуре. Свободная и коммерческая культура практически отсутствовала, а существовавшие ее проявления развивались подпольно, хотя находили понимание и вызывали интерес как у культурно просвещенной части населения, так и у массового потребителя [2. С. 177-178].

Пролетарское государство не только сформулировало концепцию «культурной революции» как формы преобразований в духовно- культурной сфере, но и осуществило ее на практике. Ее задачами были:

ликвидация безграмотности;

критическая переоценка и усвоение культуры прошлого путем преодоления буржуазной идеологии и морали;

воспитание нового типа личности.

В этих масштабных действиях отразились не только формационные, но и страноведческие особенности взаимодействия культуры и политики.

Вряд ли стоит осуждать политику ликвидации неграмотности в стране, где грамотным был лишь каждый четвертый, подъем уровня образования до всеобщего среднего ради превращения страны в индустриальную и военную сверхдержаву. Безусловной заслугой в этом деле стало и создание соответствующей сети школ, библиотек, развитие высшей школы и подготовки кадров для всех сфер жизнедеятельности, а также создание множества клубов, театров, культурных центров, музеев, филармоний и т.п. Можно только приветствовать появление за годы советской власти собственной письменности примерно у 50 народов бывшего СССР и развитие уже на ее базе собственной культуры этих народов. Впечатляет и факт высочайшего уровня развития отечественной науки, вызывавшей восхищение во всем мире.

Сейчас критическому анализу в этих процессах подвергается довлеющая роль идеологии при проведении культурной революции, прямая зависимость ее от тоталитарного и авторитарного режимов, господствовавших в нашей стране многие десятилетия. В других социалистических странах (Венгрия, Польша, Югославия) эта тенденция тоже имела место, но не была столь масштабной. Правда, в КНР времен Мао Цзэдуна «культурная революция» вообще отличалась своей антикультурностью и антигуманизмом. У нас же она проявилась в тотальной антибуржуазности. К буржуазии причислялись не только фабрикант или банкир, сюда включался и интеллигент — «буржуазный» специалист и даже крестьянин, как носитель мелкобуржуазной идеологии (и это в преимущественно крестьянской стране!). А зажиточный крестьянин — «кулак» — вообще считался классовым врагом. Культура названных социальных слоев, т.е. большинства, считалась помехой для социалистического и коммунистического строительства. Деревня с ее укладом жизни стала выглядеть антиподом будущего «города-сада», символом некультурности. Не рассматривались как культурная ценность и старые города: они — средоточие мещанства, «буржуазной» архитектуры и культуры. Изменялась даже письменная культура, а все, связанное с религией и «господской» культурой и историей, если не разрушалось, то предавалось забвению.

Таким образом, переоценка старой культуры с позиций пролетариата выхолащивала из нее общечеловеческое содержание. Попробуйте-ка разобраться с феноменом Павлика Морозова! Неклассовые истины считались отвлеченными буржуазными фетишами, которые следует заменить «партийными, классовыми, комсомольскими добродетелями» (Н.Бухарин). Перед лицом подобных требований старшие поколения оказались вообще «лишними». Ставка в культурной революции и политике делалась на молодежь. «Здесь главное слово за нашей молодежью… Она должна помнить, что многие из взрослого поколения уже безнадежны, их переучивать и перевоспитывать уже поздно», — писал Е. Преображенский.

Культура, которую создали «бывшие», не воспринималась «новыми» людьми как «своя». Поэтому новые стали создавать «свою» науку, поэзию, которые должны были стать доступными массам, ими же создаваться и помочь преобразованию мира, реализовать правду «низов». Но общецивилизационные достижения не являются классовыми и делать их таковыми по меньшей мере неумно. А реальные шаги в этом направлении лишь упрощали культуру и неизбежно деформировали ее.

Результат упрощения культуры известен. Для людей мир стал черно- белым, без промежуточных тонов: хороший-плохой, друг-враг. Бинарное сознание порождало мнение об обществе как о чем-то простом, что им легко управлять, следует лишь захотеть и отдать правильный приказ. Это отрицательно сказалось даже на университетской и академической науке. А сложное и утонченное в культуре если и оставалось, то было социально невостребованным, «ненужным» никому, кроме авторов и узкого круга профессионалов. Это давало повод для вмешательства «верхам» в наиболее ранимые из-за своей новизны и оригинальности культурные процессы (См.: Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. М., 1989, раздел IV).

Сегодня критически оцениваются и методы реализации культурной политики в годы Советской власти. Считается, что обучение грамотности масс еще не означало включение человека в культуру. Ведь интеллигенция из этого процесса была вытеснена, а преуспевала в нем агитация и пропаганда. Сама же культурная революция превратилась в культурный «фронт», культурную «войну»: более 2 млн человек, цвет отечественной культуры, покинули из-за этого Родину и И.Бунин, и М.Булгаков, и В.

Соловьев, и И.Сикорский, и П.Сорокин Многие были подвергнуты

«красному» остракизму или заканчивали жизнь самоубийством (С.Есенин, В.Маяковский, М.Цветаева). Обучение грамоте, науке и культуре носило популярно-пропагандистский характер, часто в виде компаний, а не по первоисточникам. Лозунг «искусство принадлежит народу» использовался против «непонятных» формализма, футуризма, абстракционизма, авангарда. Поддержка народом акций против них шла по сценарию: «Я не знаю, что такое Пастернак, я его не читал, но я его осуждаю». Испытали это на себе А.Ахматова, М.Зощенко, Э.Неизвестный, А.Прокофьев, А.Хачатурян и т.д. Однако новые и новые таланты пробивали бетон тоталитаризма и идеологическую цензуру, качественно развивая отечественную культуру (В.Быков, И.Глазунов, В.Распутин, А.Сахаров).

Все изложенное подводит к выводу, что высокий уровень культурного развития в СССР был достигнут как благодаря, так и вопреки проводившейся культурной политике. А когда культура помогла становлению экономически могучего военного государства, на нее стал распространяться принцип остаточного финансирования. Субсидирование сферы, заработная плата работников образования, культуры, искусства и науки в последние десятилетия существования СССР неуклонно снижалась. Остается стабильно низким их финансирование и сейчас, что порождает наступление агрессивного невежества во всех сферах жизнедеятельности общества. Бескультурье и невежество производственно-экономически и обществественно опасны. Подтверждение тому — катастрофа в Чернобыле, разгул пьянства, национализма, вторжение криминала и авантюризма в экономику, политику и саму духовную культуру. Это напоминание: государство без интеллектуального и культурного потенциала не имеет будущего, а выход из беспрецедентно затянувшегося экономического и политического кризиса в постсоветском обществе напрямую связан с низкой духовной культурой людей, в том числе политической. За годы советской власти был сформирован новый тип личности. Это был человек насквозь противоречивый: грамотный, но лишенный инициативности и стимулов к труду; патриот, но завидовавший уровню и качеству жизни соседей; человек, устремленный в прекрасное коммунистическое далеко, но обреченный быть «как все», ограниченный в возможностях реализовать свой творческий культурно-образовательный потенциал. И адаптация такого человека к рыночным и демократическим устоям современности означает для него новое качественное преобразование всей жизни: в экономике, в политике и в культуре, которое требует переосмысления своего места в обществе, перемены экономических, социально- политических и культурных потребностей, ценностей и идеалов.



Выработка и реализация культурной политики в Республике Беларусь — задача сколь актуальная, столь и непростая. Актуальная она потому, что недавно приобретенный суверенитет обязывает поддерживать на международной арене имидж Беларуси как страны индустриально развитой, что немыслимо без широкого применения науки, образования, без мобилизации культурного потенциала масс. В этой ситуации общество и культура соотносятся не только как целое и часть, но как целое и его качество, ведь в культурной среде воспроизводится человек как общественное существо. Для него духовная культура — это пространство существования, самореализации, использования свободного времени, досуга, организации быта, это возможность производства новых духовных ценностей и т.п. А непростая это задача потому, что для своей реализации требует больших усилий, средств, часто неординарных решений и много времени.

Конкретные исторические, социально-политические, экономические, национальные и иные факторы определяют модель взаимодействия политической власти и культуры в стране. Государственная власть и правящая партия выбирают для себя в этой сфере общества роль инженера, помощника, патрона или архитектора [3. С. 113-115].

Государство-инженер концентрирует в своих руках основные средства для развития культуры. Поэтому оно стимулирует развитие тех видов и направлений творчества, которые содействуют укреплению власти, политического режима, государственной идеологии. Правящая партия, элита напрямую связывают положение творческой личности с ее лояльностью к ним, контролируют духовную жизнь экономически и идеологически. Этот привычный для нас вариант проявил за годы советской власти основные недостатки: подчинение духовной культуры диктату власти, однобокость ее развития, уход от общечеловеческих проблем, недемократичность формирования и функционирования самой культуры.

Государство-помощник поддерживает культуру в целом, а не отдельные ее виды и жанры. Делается это через установление налоговых льгот для негосударственных источников ее финансирования: частных лиц, фондов, корпораций, которые сами для себя избирают объекты меценатства. В этом случае экономическое положение учреждений культуры и ее отдельных представителей зависит не только от кассовых сборов, но и от спонсоров, меценатов. В США, например, искусство на 2/3 общественного финансирования обеспечивается частными благотворительными взносами. Они распределяются следующим образом: 16% всех пожертвований достается музеям, столько же — симфоническим оркестрам; драматическим театрам — 13, балету — 8, как и опере; камерной музыке и библиотекам — по 7%, культурным центрам — 5, отдельным теле- и радиопрограммам — 4, программам эстетического воспитания — 3%. На охрану памятников, ремесла, поэзию и т.д. — до 1%. Причем ведущие спонсоры — мелкие и средние фирмы, а не крупные корпорации. По этому пути развивается в последнее время и культурная политика в Японии.

Государство-патрон (родоначальник и эталон — Великобритания) определяет лишь объем и сумму ассигнований культуры, но не вмешивается в ее распределение. Эту миссию берет на себя совет попечителей, своеобразный посредник между властью и культурой. Он отвечает за то, чтобы власть и партийные функционеры были на расстоянии «вытянутой руки» от распределения выделенных средств. Попечители, входящие в совет, назначаются с ведома руководства страны, но независимы от правящей партии. С 1945 г. в Великобритании, в Шотландии, в Уэльсе и в Северной Ирландии советы по искусству и их филиалы распределяют материальные средства между учреждениями культуры, коллективами и отдельными творческими работниками.

Государство-архитектор финансирует сферу духовной культуры через государственный орган (министерство, комитет). В этом случае она рассматривает финансирование культуры как часть своей социальной политики и оказывает поддержку ее массовым формам и направлениям, а не «высокому» искусству. Такая модель зарождалась при европейских монархах XVII-XIX вв. Примерно до 1932 г. она существовала и в нашей стране. Сейчас наиболее рельефно проявляется во Франции, Швеции, Дании, Испании, Нидерландах.

Беларусь стоит перед выбором одной из названных моделей или их комбинацией. А пока нам близка модель Государства-архитектора. У нас государство централизованно поддерживает науку, образование и культурные учреждения, но, испытывая дефицит средств и ресурсов, оно стремится мобилизовать и иные каналы финансирования и поддержки культуры. Тем самым оно уподобляется и государству-инженеру, но не против принять на себя и роль помощника, когда стимулирует интерес хозяйствующих субъектов и богатых людей к проблемам культуры, даже ради реализации ими чисто меркантильных интересов. Ведь страна заметно отстает в материальной обеспеченности культурных потребностей от запросов общества. Доля национального бюджета, затрачиваемого на культуру в Республике Беларусь (2% в 2000 г.), явно недостаточна для полнокровного субсидирования отечественной культуры, но выше, чем в других странах СНГ. И пока в стране не сформируются устойчивые каналы негосударственной поддержки культуры, государство обязано заботиться о ее сохранении и поддержке.

Положение с культурой в Республике Беларусь во многом определяется принципом ее остаточного финансирования в прошлом и настоящем. Так, в 1990 г. квадратный метр общественного здания (офисов для власти, дворцов) обходился в 250 рублей, свинофермы — 43, а школы — 37 рублей. Постсоветские условия ситуацию явно не улучшили.

В начале 90-х годов XX в. на грани закрытия в Беларуси находились многие театры, музеи, прославленные художественные, не говоря уже о самодеятельных, коллективы. Близки были к закрытию детские музыкальные и художественные школы, самодеятельность в школах и домах пионеров. Закрывались клубные и кинопрокатные учреждения, особенно на селе. Вместе с уничтожением проводного радиовещания свертывались и местные радиоузлы. И все это шло на фоне усиления позиций национал-радикалов. Под их давлением переписывалась даже история. По их мнению, вторую мировую войну развязал советский народ, партизаны были «бандитами», а полицейские и оккупанты — борцами за свободу и европейскую культуру. Даже сложившийся нормативный литературный белорусский язык они пытались заменить забытыми историческими вариантами.

В этой ситуации государственная власть, опираясь на здоровые силы общества, разрушительным процессам в стране противопоставила консолидацию, защиту его подлинных национально-культурных интересов, предприняла ряд мер не только по нормализации положения в сфере культуры, но и по ее развитию [1].

Первое, на что были направлены усилия, — это совершенствование нормативно-правовой базы. Был принят целый ряд законодательных актов, Государственная программа «Функционирование и развитие культуры Республики Беларусь до 2005 года», определившая приоритеты отрасли, создан Фонд Президента по поддержке культуры и искусства.

Второе — оказание существенной государственной поддержки профессиональному искусству, укреплению его материально-технической базы. В результате этого не только остановился распад творческих коллективов, но и стали появляться новые. Сохранилась и активно развивается сеть учебных заведений и организаций, направленная на выявление и развитие юных дарований. В результате по количеству музыкальных школ на душу населения Беларусь оказалась впереди всей Европы. В системе Министерства культуры 325 музыкальных школ, 24 художественных, 5 хореографических и 169 школ искусств. Эти школы не обязательные, но их посещает 85600 учащихся. Кроме того, в системе Министерства образования существует 377 общеобразовательных школ с художественным уклоном. В них учится 97600 учеников.

Усилия страны высоко ценятся мировым сообществом, получают его признание. Так, фестиваль искусств «Славянский базар в Витебске» признан ЮНЕСКО лучшим фестивалем 2000 года. На это звание претендовали 179 фестивалей из 60 стран мира. Многие творческие и самодеятельные коллективы, деятели культуры и искусства достойно представляют нашу страну на международном уровне.

На новую ступень поднялась вся наша система образования: появились и окрепли качественно новые типы учебных заведений, в том числе и негосударственные.Эта система представлена

43 государственными вузами (около 30 из них возникли в годы «перестройки») и 14 коммерческими. В них обучается 245000 студентов. В 149 государственных и 7 негосударственных средних учебных заведениях в 2000 г. обучалось свыше 150000, а в 4671 государственных общеобразовательных школах, включая гимназии, лицеи, колледжи, и 15 негосударственных — более 1,5 миллиона человек [5. С. 66]. Практически система образования в Беларуси охватывает все подрастающее поколение, приобщая его к мировой общечеловеческой культуре.

В целом бюджетные ассигнования на культуру за последние годы выросли более чем в 2 раза: с 0,8% в 1994 г. до 2% в 2000 г. Но и этих усилий мало для решения всех острых проблем и негативных тенденций в отечественной культуре. Выступая 1 февраля 2000 г. на совещании «О мерах по решению проблем развития культуры и искусства», Президент страны обозначил эти сложности и очертил возможные пути их решения.

Во-первых, выделяемые на культуру, надо направить туда, где есть отдача, перспектива и прогресс, но не делить их поровну. А коллективы и союзы, способные зарабатывать сами, следует поощрить послаблением налогов.

Во-вторых, построенные в разных городах и районах в послевоенное восстановительное время объекты культуры теперь одновременно стареют и требуют огромных средств на ремонт и восстановление. В этом деле многое могли бы взять на себя обл- и райисполкомы.

В-третьих, совершенствовать систему оплаты труда деятелей культуры и предусмотреть особые условия оплаты труда для выдающихся работников, как это уже сделано для деятелей науки и здравоохранения; решать острейшую для этой сферы проблему жилья.

В-четвертых, необходим качественный уровень работы культуры, ее востребованность людьми. Надо поощрять патриотизм в культуре не в ущерб разнообразию в ней стилей и жанров, отвергая проявления в ней антигосударственности, безнравственности, насилия и разврата.

Президент уточнил и продиктованные временем приоритеты в этой сфере.

Помощь развитию изобразительного искусства сделать частью государственной программы «Культура». Поддержать всемирно известных мастеров: М.Савицкого, В.Громыко, В.Стельмашонка, Л.Шмелева, М.Данцига, Г.Ващенко и др.

Развивать художественную и литературную критику, исключая комплиментарные ее проявления по принципу взаимных услуг.

Поддержать активно развивающийся и прогрессирующий белорусский театр, кино и видеоискусство как пропагандистов нашей культуры и нашего образа жизни.

Музеи в новых условиях, а их число за последнее время выросло, становятся исследовательскими, образовательными, культурными и досуговыми центрами и заслуживают поддержки как и историко- архитектурные ансамбли, памятники. Например, Полоцкий национально- культурный музей-заповедник.

Поддерживать развитие фольклора, декоративно-прикладного искусства, традиций семейного и общественного быта.

Развивать и укреплять библиотеки, особенно сельские, как единственные зачастую там учреждения культуры и главный источник информации.

Намеченные приоритеты определяются тем, что национальная культура в нашей стране рассматривается как важнейший стратегический ресурс государства.

Основные принципы культурной деятельности в Республике Беларусь: 1) свобода творческой деятельности и саморазвитие культурных процессов, плюрализм направлений и стилей в творчестве; 2) защита интеллектуальной собственности; 3) общедоступность духовных ценностей; 4) право на беспрепятственную культуротворческую деятельность на территории Республики Беларусь для всех национальных сообществ; 5) гуманистическая направленность, усиление личностного начала в культурной деятельности; 6) ориентация на общечеловеческие ценности; 7) обеспечение связей белорусской национальной культуры с культурами других народов; 8) соединение государственных и общественных начал в организации культурной деятельности. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, исходя из сказанного, культурная политика имеет довольно сложную структуру, выполняет функции, которые заключены в рамки определенных общественных отношений. Относительная самостоятельность культурной политики и ее неразрывная связь с различными сферами общественной жизни позволяет заключить, что ее изменение, обновление приведет к преобразованию всей системы общественных отношений.

Конкретное содержание культурной политики определяется взаимодействием деятельности и ее условий, субъективного и объективного, непосредственной и опредмеченной деятельностью.

Сущность культурной политики предопределяется природой культуры (не политики, не экономики), а именно многозначностью, многоуровневостью смыслов, содержания культуры. И это обстоятельство делает ее составной частью всех направлений деятельности государства (экономической, внешнеполитической, социальной и т.п.). Именно природа культуры обусловливает требование единства норм и принципов функционирования любого субъекта в этой области, прежде всего, государства.

Культурная политика — это динамичный процесс, отражающий неразрывную цепь культурного развития и общесоциального развития, пронизанный обратными связями.

Рассмотрев несколько определений культурной политики, становится очевидным, что каждый из авторов пытается совместить многозначность понимания культуры как философской категории и как вида практической деятельности. Как справедливо отмечает JI. Востряков, «…существует принципиальное различие между тем, как культурная политика определяется на теоретико-методологическом уровне, и тем, как она определяется на уровне конкретных управленческих решений. Это не только разные понятийные, но даже разные предметные области…. уровень теоретических обобщений открывает новые концептуальные возможности и позволяет формулировать новые стратегические цели, в то время как «управленческие» определения, содержащие в большей степени тактические составляющие, отвечают на вопрос как, с кем и с помощью каких ресурсов культурная политика может быть реализована». Представляется особенно важным акцентировать внимание на этом моменте. Как показывает опыт, игнорирование концептуальных смыслов приводит к существенным расхождениям в выборе объектов, целей, средств и методов реализации культурной политики, и в конечном итоге — к серьезным последствиям в социальных взаимоотношениях внутри общества.

Взаимодействие культуры и политики в процессе утверждения общечеловеческих ценностей будет принимать различные формы. Оно не обещает человечеству безоблачного будущего, этот путь будет трудным. По-новому ставит проблемы взаимодействия культуры и политики современный мир – мир небывалой интенсивности общения, усиления взаимодействия, обменов в науке, культуре, информации, а также взаимного обогащения передовыми общечеловеческими ценностями. Вследствие конфронтационного развития мира, абсолютизации классового подхода наша страна не восприняла многое из того, что было выработано человеком на протяжении веков. Это принципы формального права, т. е. равенства всех перед законом, права и свободы личности и т. д. Они должны обрести соответствующий своему общечеловеческому назначению статус культурных ценностей.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Жидков, В.С., Соколов, К.Б. Культурная политика: теория и история: Учебное пособие для вузов / В.С. Жидков, К.Б. Соколов. — М., 2001.— С. 64–112.

2. Горлова, И.И. Культурная политика в условиях переходного периода: федеральный и региональный аспект / И.И. Горлова. Дис… д. ф. н. — М.,1997.

3. Карпухина, О.Н. Культурная политика государства в условиях реформирования общества / О.Н. Карпухина. Автореф. дис., д. социолог. н. — М,1997. — С.16.

4.Материальная база сферы культуры. Науч.-информ. сборник. Вып. 1. М.: изд.РГБ, 2000. С. 40-72

5.Л. E. Востряков. Культурная политика: концепции, понятия модели: //[электронный ресурс] метод доступа: http://www. cpolicy. ru/analytics/80. html (дата цит. 10. 05. 2014)

6.Драгичевич-Шешич М., Стойкович Б. Культура: менеджмент, анимация, маркетинг. Новосибирск: Тигра, 2000. С. 26

7.Теоретические основания культурной политики. М., 1993. С. 48-49, 44

8.Культура: политика модернизации. Псков, Пушкинские Горы, 1999. С.33

9.Щедровицкий П. Гуманитарно-технологическая перспектива, или Эпоха культурной политики //[электронный ресурс] метод доступа: http://www. shkp. com/lib/publications/46 (дата цит. 10. 05. 2014)




Предыдущий:

Следующий: