образование русского государства


Федеральное государственное автономное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Торгово-экономический институт

Кафедра экономики и планирования

РЕФЕРАТ

на тему «Территория России в системе Древнего мира»

тема работы

Руководитель ________ доцент, к.э.н.____ И.С. Корчагин__

подпись, дата должность, ученая степень инициалы, фамилия

Студент _________ _______________ _________ И.И.Иванов_____

номер группы номер зачетной книжки подпись, дата инициалы, фамилия

Красноярск 2014

ВВЕДЕНИЕ

Проблемы происхождения народов, этнических общностей относятся к числу наиболее сложных. Как правило, начало складывания этнических общностей связано с отдалёнными эпохами первобытнообщинного строя, когда ещё не появилась письменность. Известно, что главным отличием одной этнической общности от другой является язык. Поэтому современная наука делит все народы, проживающие на Земле, на большие языковые семьи. На территории Российской Федерации и Содружества Независимых Государств с древнейших времён проживают народы индоевропейской, уральской, алтайской, кавказской языковых семей.

1. ИСТОРИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТЕМЫ.

На территории нашей страны движение и контакты этносов начались задолго до российской государственности. Россия унаследовала многие тенденции, сложившиеся до неё — в том числе и непрерывную динамику межэтнических связей. При изучении российской истории не следует обходить вниманием древние народы, населявшие когда-то Восточную Европу и Сибирь. В подавляющей части работ дооктябрьского история России рассматривалась исключительно как история русского народа. Такой подход был свойственен Н.Карамзину, С.Соловьеву, Н.Костомарову, В.Ключевскому и др.

Школа государственников упоминала другие народы, в основном, в связи с российской внешней политикой, хотя ею признавался факт вливания в состав русского этноса некоторых финно-угорских племен. Лишь в конце 19 — начале 20 веков стали появляться работы, рассматривающие историю России как историю многонационального государства. Часть этих работ была написана с рационалистических, европоцентристских позиций. Публиковались и книги православных авторов. Один из них — А.Нечволодов — в своём объёмном издании «Сказания о земле Русской» трактовал нашу историю как историю народа, наделенного божественным призванием, видя её корни в далеких библейских временах и включая в неё всю докиевскую древность. При этом к предкам славян причислялись скифы, гунны и др. народы. В это же время увидели свет первые труды представителей российской исторической мысли, получившей название евразийства.

К евразийской школе относились не только историки и работавшие на исторической тематикой публицисты — Г.В.Вернадский, Н.С.Трубецкой, В.И.Ильин, Г.В.Флоровский, но и специалисты по географии, философии, востоковедению и другим отраслям знания. Отвергавшие рационализм западного типа евразийцы рассматривали Россию как целый историко-географический континент с особой судьбой. Они считали, что российские истоки — не только в Европе, но и в Азии, пристально изучали роль Востока в истории России. Евразийцы впервые обратили внимание на Восточно-Европейскую равнину как на некий «котел» для этнических «переплавок», выдвинув тезис «Россия — это соборность наций». Наследие евразийцев заметно отразилось в творчестве историка и этнолога Л.Н.Гумилева, написавшего большое количество работ, посвященных истории древних народов. Особое внимание он уделял проблеме межэтнических контактов, в том числе и в российской истории, утверждая, что россияне — это этнос, сложившийся из трех компонентов: славян, финноугор и татар.

Интересные взгляды, перекликавшиеся с теоретическими построениями евразийцев, высказывал русский историк Н.И.Ульянов, работавший в50-80-х годах в США и Франции. Он считал, что «если существуют законы истории, то одни из них надо усматривать в географических очертаниях Государства Российского» и отмечал факт образования российского жизненного пространства задолго до появления Руси: » Она велика от рождения, а не в силу завоевания. Создание империи рюриковичей, как оно изложено в летописи, похоже не на завоевание, а на государственный переворот. Князья покоряли не свободные народы, а перенимали власть над ними от прежних державцев. «Не дайте хазарам, дайте мне» – говорил Олег. Самим народам, видимо было безразлично — платить ли хазарскому кагану или новгородскому конунгу».

Концепции евразийцев активно разрабатывались в 20-30-х годах в условиях эмиграции. В этот период в официальной советской науке монополией овладели сторонники формационно-классового подхода, жестоко критиковавшие евразийцев, называя их «националистами и православными мистиками». Критике подверглись также школы государственников и «федералистов» (В.Костомаров, М.Грушевский). Глава марксистской историографии М.Н.Покровский говорил, что «понятие национальности заслонило у них классовую борьбу». Историки-марксисты в истории всех народов видели, прежде всего, «историю развития материальных производительных сил и соответствующих им, от воли людей не зависящих, производственных отношений». По их мнению, борьба классов, начиная с разложения родовой общины, определяла ход человеческой истории — в том числе и развитие национальных процессов. Этнологию объявляли «продуктом реакционной буржуазной науки». Существенно, что при этом марксистская историческая школа в своих построениях последовательно проводила еврпопоцентризм и однолинейную схему исторического процесса.

Отдавая «ритуальную» дань марксистской традиции, советские историки накапливали разнообразные методы и подходы к изучению и освещению истории древних народов. Начиная с 40-х годов, развернулась продуктивная переработка немалого фактологического материала, активизировались археологи, этнографы, этнолингвисты, антропологи, специалисты по отечественным и зарубежным письменным источникам. Были сделаны крупные практические и методологические шаги для воссоздания этнической и политической картины в Восточной Европе в докиевский период. Особыйв клад в это внесли такие ученые как П.Н.Третьяков, Д.К.Зеленин, Ф.П.Филин, М.И.Артамонов, Б.А.Рыбаков, В.В.Мавродин, О.Н.Трубачев,С.А.Плетнева, В.В.Седов и некоторые другие. В настоящее время этнографические, археологические, теоретические изыскания продолжаются. Тематика, касающаяся древних народов на территории нашей страны, постоянно обогащается и расширяется.

2. ЭТНИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАНОРАМА ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ РАВНИНЫ И СИБИРИ В ПЕРВОМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н.Э. ПЕРВОМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ Н.Э.

С глубокой древности юг Русской равнины был областью расселения различных народов. Первыми обитателями Северного Причерноморья, имя которых сохранила письменная история, были киммерийцы, жившие здесь в 8-7 вв. до н.э. и представлявшие собой сильный союз племен. Древнегреческий историк Геродот упоминал в своих сочинениях и другие племена, обитавшие в этом регионе. С 7 века Северное и Восточное Причерноморье привлекало выходцев из Греции, основавших там немало колоний: Ольвию, Херсонес (Корсунь в русской летописи, расположенную близ нынешнего Севастополя), Феодосию, Пантикапею, Финагорию, Танаис. Эти города были значительными торговыми факториями.

Торговля процветала на базе развития земледелия, ремесел, рыболовства. Политическим центром региона была Пантикапея, находившаяся на берегу Керченского пролива (греки называли его Боспором Киммерийским) и являвшаяся долгое время столицей Боспорского царства — единственного в Северном Причерноморье крупного государства в то время. Отличительной чертой жизни в причерноморских городах был высокий уровень материальной и духовной культуры. Благодаря археологии до нынешнего времени дошли шедевры античных ремесел, скульптуры, мозаики, литературы. В истории среди многих народов особое место всегда отводилось скифам. В представлении русских историков и литераторов скифы оказывались то нашими предками, то их ожесточенными противниками.

Главные сведения о скифах дают археология и книги Геродота. Образовавшись в Азии этот народ к 8 веку до н.э. распространился до северных берегов Черного моря. Он представлял собой большое племенное объединение и занимал в 7-5 вв. до н.э. среднее и южное Поднепровье, Нижний Дон, Кубань и Тамань. Могущественная скифская держава сумела противостоять военно-политическим претензиям персов и македонян. У скифов было развитое хозяйство в виде земледелия, скотоводства и ремесел. Они активно торговали с греческими колониями. Знаменитые скифские курганы донесли до нас свидетельства яркой и своеобразной культуры. Известный поэтический образ скифов как «азиатов с раскосыми и жадными очами», созданный А.Блоком, не соответствовал действительности: антропологические материалы доказывают, что никаких монголоидных черту скифов не было. Они являлись типичными европеоидами. По языку принадлежали к североиранской группе.

Из ныне существующих народов ближе всех к ним по языку находятся осетины — потомки, сарматов, ближайших родственников скифов. Сарматы и скифы оказались непримиримыми соперниками. Перейдя в южнорусские степи из Западной Азии во 2 веке до н. э., сарматы разбили скифов в истребительной войне и заняли земли Причерноморья и Прикаспия. В течении нескольких последующих столетий остатки скифов растворились среди новых пришельцев — сарматов, аланов, готов. По версии академика Б. А.Рыбакова, часть скифов была ассимилирована славянами. Соприкосновение славянского языка с языком скифо-сарматских потомков обогатило русскую лексику. Одновременно с сарматами, но с другой стороны — из Прибалтики, в южнорусские степи пришло германское племя готов, вступив в соперничество с сарматами и аланами. Военно-политический перевес готов проявился только через несколько веков.

Государство готов просуществовало недолго, пав под ударами гуннов. Воинственные гунны, оттеснившие готов на запад, были выходцами из монгольских степей, откуда они откочевали через Забайкалье сначала в западную Сибирь, где вошли в военно-дипломатический союз с вогулами (манси), а затем — в Причерноморье. В византийских источниках гунны представлены «племенем, превосходящем всякую меру дикости, не знающимогня и хлебопашества». Провоевав в Европе около 80 лет, гуннский племенной союз распался. Одна часть племен, оставшись на Дунае и Причерноморье, постепенно была ассимилирована их соседями. Другая часть ушла обратно на восток, где также «потерялась» в круговороте этнических и политических перемен. В середине 6 века на Алтае и в Монголии сложился обширный и влиятельный Тюркский каганат военным путем расширивший свою территорию до Китая, Амударьи и Нижнего Дона.

При распаде каганата образовались тюркские племенные союзы, некоторые из них — аварский, хазарский и булгарский — создали развитую государственность. Авары в 6 веке повторили путь гуннов из Азии в Центральную Европу — в район между Дунаем и Карпатами, где и было образовано аварское государство, просуществовавшее до начала 9 века. Движение авар через южно-русские степи сопровождалось ожесточенными столкновениями со славянами. Поработив часть славянских племен, авары («обры» в славянском варианте) подвергали их жестокому угнетению, о чем с горечью рассказывается в «Повести временных лет». Воинственность авар толкала их на конфликты с Византией, с баварцами и франками. Принесшие массу беспокойства соседним народам и государствам, авары в 9 веке внезапно исчезли, поголовно вымерли от тяжелой эпидемии. Их гибель нашла на Руси отражение в поговорке: «Погибошааки обри».

Около 7 века в прикаспийской части Северного Кавказа и на Нижней Волге сложилось Хазарское государство. В течении двух веков власть хазар распространилась на Крым, Приазовье и Среднюю Волгу. Хазары считали себя прямыми наследниками Тюркского каганата, своего правителя называли каганом. В Хазарии было построено несколько крупных городов: Беленджер на реке Сулак, Семендер (возле современного Дербента), Итиль-на-Волге (столица, население которой отличалось этнической пестротой и достигало 100 тыс. человек), Таматарха и Финагория на Тамани, Саркел и др.

Некоторое время Хазарский каганат владел политической гегемонией на Русской равнине. В вассальной зависимости от него находилась Волжская Булгария. До середины 10 века организовать результативный отпор хазарам не удавалось и Киевской державе. Орудиями хазарской политики были наемное войско и дипломатические интриги, направленные в числе прочего и сталкивание печенегов и византийцев с Русью.

Обострились споры и с Византией по поводу смежных районов в Крыму. Враждебные отношения с христианскими и мусульманскими соседями привели хазарское правительство в начале 9 века к серьезному политическому шагу — официальному принятию иудаизма — религии, в одинаковой мере холодно воспринимаемой и в Византии и в Халифате. Каган Обадия, обращаясь в иудейство, надеялся на укрепление своих позиций за счет поддержки влиятельной иудейской торгово-ростовщической верхушки. Надежды кагана, однако, не оправдались. До принятия иудаизма в Хазарии наблюдалась религиозно-этническая пестрота, но и новая религия с ее догматом избранности не могла объединить все народы, входившие в состав каганата. Иудаизм оторвал кагана и его итильское окружение от провинциальной знати и еще дальше развел с народом. Против правительства образовалась своеобразная христианско-мусульманская фронта.

Междоусобицы сильно ослабили государство, что усугубилось проникновением в его пределы кочевых орд мадьяров и печенегов. Часть Хазарии отошла к арабам. Началась война с заметно окрепшей Русью. В 965 году киевский князь Святослав нанес тщательно спланированный мощный удар по Хазарии, от которого она уже не смогла оправиться. В 10 веке сын Святослава Владимир подавил остатки хазарской государственности. Распалась и этническая система Хазарии. Потомки тюрко-хазар смешались с другими тюркскими народами, частично влились в состав русского этноса. Иудео-хазары эмигрировали в Западную Европу, и частью рассеялись по окраинам каганата. Их потомки в виде небольших этнических групп сохранились в Дагестане (горские евреи) и в Крыму (караимы). Булгарские племена по языку были родственны аварам и хазарам. Около 7 века булгары разделились на четыре группы. Две из них кочевали в Приазовье и Северном Кавказе, приняв позже участие в этногенезе балкарцев и некоторых других народов. Третья группа отправилась на Балканы, где слились с дунайскими славянами, передав им свои этноним. Четвертая перекочевала в Среднее Поволжье, где подчинило ряд местных финно-угорских племен. Здесь было создано государство Волжская Булгария.

У волжских булгар кроме скотоводства за счет заимствования навыков у соседей и перехода к оседлости развились пашенное земледелие и различные ремесла. Столица — город Булгар — являлась крупным торговым центром, связанным с Русью, северными племенами, южными и восточными кочевниками. Прочные связи у булгар установились со Средней Азией, которые укрепились после принятия ими ислама. Волжская Булгария была многонациональным государством.

Вместе с булгарами, тюрками и берендеями печенеги стали вассалами Руси. В середине 12 века эти три этноса объединились в союз, получивший в русской летописи имя Черных Клобуков. Монголо-татарское нашествие привело к полной потере их самостоятельного значения и поглощению другими народами. В 11 веке из степей Прииртышья и Восточного Казахстана через Поволжье к южной границе Руси подошли половцы (куманы), заняв берега Среднего и Южного Донца, где имелись удобные пастбища для кочевого скотоводства. Весь 11 век половцы осваивали степь, захватывая новые земли и переходя с места на место, узнавая наиболее удобные стойбища, рыбные и охотничьи промыслы, водные и сухопутные пути торговых караванов, от которых получали немалые пошлины. Половцы сразу же вошли в соприкосновение со славянским миром. Свое название они получили от русских, которые называли их так за светлые волосы и голубые глаза (от слова «полова» — солома).



К середине 12 века ареал половецких кочевий простирался от Днепра до Волги. Половцы представляли собой к тому времени военно-политическую силу, с которой считались и Русь и Византия. Русским приходилось много воевать с ними. В начале 12 века сокрушительное поражение им нанес Владимир Мономах. Разоренные половцы отступили за Волгу и Урал, часть их ушла в Закавказье, где поступила на военную службу к грузинскому царю Давиду Строителю, еще одна часть откочевала в Приднепровье. Два половецких хана — Боняк и Тукорган — объединили приднепровские орды, продолжая набеги на Русь, грабя их окраины. Эти ханы вошли в русский фольклор как заклятые враги, получив в сказаниях и былинах имена Боняки Шелудивого и Тугарина Змеевича.

Русско-половецкие контакты были постоянными и разнообразными. Летопись пестрит описаниями взаимных набегов, битв, миров, совместных походов, брачных союзов. Половцы находились под сильным влиянием русской культуры, нередко носили и христианские имена. Со вступлением Руси в полосу раздробленности половцы активно вмешиваются в княжеские усобицы. Стремясь освободиться от назойливого внимания степняков новгородско-северский князь Игорь Святославович — герой «Слова о полку Игореве»- в 1185 и 1191 годах организовал антиполовецкие походы, которые кончились крупной неудачей. Первыми в Европе, испытавшими силу удара монголо-татар, были донские половцы, возглавляемые Юрием Кончаковичем. В битве на Калке в 1223 году они потерпели разгромное поражение.

Не помогла и помощь русских дружин. Несмотря на отчаянное сопротивление монголам, половцы были разбиты и рассеяны. Уцелевшие роды ушли за Дунай под покровительство Венгерского королевства и в Египет для службы в мамлюкской гвардии султана. Оставшиеся половцы были переселены завоевателями в Поволжье и включены в Золотую Орду, где смешивались с монголами и родственными тюркскими племенами. Имя половцев исчезло, но их потомки живы в составе казахского, башкирского и других этносов. С первых лет истории восточные славяне жили на одних территориях сфинно-угорскими и балтскими племенами. «Повесть временных лет» пере-числяла народы, которые платили дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемись, мордва, пермь, печере, ямь, литва, зимигола, корсь, норома, либь. Никоновская летопись прибавляла к числу данников Руси мещеру. Все эти племена поддерживали активные хозяйственные связи со славянами, часто вступали в военно-политические союзы.

Шли процессы культурно-бытового заимствования, заключались межплеменные браки. Некоторые финские (меря, мещера, мурома) и балтские (голядь) племена полностью растворились в славянском этническом массиве. Среди историков и этнографов признается роль финно-угров в формировании как древнерусского этноса, так и великорусской народности. Но степень их влияния на русский этногенез оценивалась по-разному. М.Н.Покровский заявлял: «В жилах великороссов течет 80 % финской крови». Противоположной точки зрения придерживался Д.К.Зеленин, отрицавший ассимиляцию славянами финнов и считавший, что славяне только от-теснили финнов с ареала их обитания. Обе точки зрения являются крайними. Ближе к истине находились сторонники взвешенного подхода -В.О.Ключевский, В.В.Мавродин и др. Взаимовлияние славян и угров отрицать невозможно. При этом славянский элемент доминировал. Ассимиляция шла мирно. Волны славян пересе-ленцев перекатывались через финно-угорские поселения, оставляя рядом сними славянские деревни, села, хутора. Смешанные браки сопровождались переходом целых родов у мерян, мещеры, муромы на русский язык. Меряне в первом тысячелетии заселяли территорию на месте нынешних Москвы, Ярославля, Костромы, Иванова, Владимира, Суздаля.

В этих краях русско-мерянское двуязычие сохранилось кое-где в глухих углах еще вначале 16 века. Ассимиляционные процессы были характерны как для мещеры и муромы, обитавших на Оке, так и для северных финно-угров: веси, карелы, чуди, ижоры, а позднее — для поволжских и зауральских: зырян (коми), пермяков, мордвы, удмуртов, марийцев, остяков (ханты) и вогулов (манси). Большинство финно-угров крестились по православному обряду, брали русские имена и фамилии. В карельских рунах русские назывались братьями. Финно-угры участвовали в русских военных походах в Византию, в Швецию, в битвах против тевтонских и ливонских рыцарей. Немало финнов находилось в ближайшем окружении киевского князя и местных князей. Финно-угорское влияние отчетливо просматривается в российской географической топонимике (Москва, Ока, Сылва, Протва, Сосьва, Лозьва, Муром, Вестегонск и т.п.), в великорусском антропологическом типе, в говоре великороссов, в русской мифологии (водяные, лешие, русалки — калька с финских представлений), в характере хозяйственных промыслов русских, их быту (парная баня, печи-каменки и т.д.).

3. ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ.

Этническая и политическая панорама Восточно-Европейской равнины и Сибири никогда не была статичной. Ей всегда была присуща динамика. В особенной степени она проявилась в начале первого тысячелетия нашей эры. Первые века новой эры стали временем массовых миграций в Евразии, получивших в историографической традиции название великого переселения народов. Ряд историков для обозначения этого явления пользуется понятием «этническая революция». Этот термин призван подчеркнуть масштаб миграционных процессов в первом тысячелетии и их роль в изменении этнической карты Европы и Азии. Перемены были колоссальные. С исторической арены было «сведено» немалое число «старых» прежде влиятельных этносов, были вызваны к жизни «молодые» народы, закладывавшие своими передвижениями основы этнической и политической географии Западной и Восточной Европы, значительной части Азии и Северной Африки. В ходе масштабных перемещений стирались и изменялись границы прежних племенных ареалов, шло резкое увеличение межплеменных контактов, смешивались разные этнические компоненты, что приводило к образованию новых народов.

История многих современных народов берет начало в этой эпохе. Миграция послужила фоном и главным условием начала этногенеза большинства европейских наций. Современные историки не слишком расходятся в определении состава участников великого переселения народов (гуннские, германские, славянские, аланские и другие племена), в оценке роли их в этом процессе. А вот в 20-30-х годах задававший тон в советской историографии школе М.Г.Покровского было свойственно главную роль отводить германским племенам. Действительно, первая волна великого переселения была связана с германцами. Во втором — третьем веках через Русскую равнину с севера на юг — из районов Прибалтики и Дании в Крым, на Балканы и оттуда в Южную Азию — двинулись германские племена готов. В результате германского нашествия рухнула Западная римская империя, и установились государства, на полторы тысячи лет вперед определившие политическую географию Западной Европы — Франция, Италия, Испания, Великобритания, Германия. Путем смешения германцев с кельтами и романизированным населением сформировались современные европейские этносы — французы, англичане, испанцы, итальянцы, голландцы и др. В советской исторической литературе 20-30-х годов великое переселение народов фактически приравнивалось к движению германских племен и ничего не говорилось о роли славян, тюркских племен, арабов.

Это заведомо ограничивало вскрытие масштабов исторического действия и не давало ответа на вопрос о значении великого переселения народов для истории нашей страны. В дальнейшем эта тема была серьезно углублена советскими исследователями. Стало очевидным, что в начале первого тысячелетия н.э. размах славянской цивилизации был не менее значительным, чем у германских племен. Согласно теории А.А. Шахматова, Л.Н.Гумилева и др., первоначальный ареал обитания славян находился на довольно ограниченной территории в Южной Прибалтике, откуда и пошли первые импульсы славянской миграции в 1-2 вв. нашей эры. По мнению академика Б.А.Рыбакова, прародиной славян была область от Эльбы до Днепра. Интенсивное движение позволило славянским племенам за исторически короткие сроки заселить гигантские пространства от Вислы до Верхней Волги, от Балтики до Черного и Адриатического морей.

Причем, если многие кочевые и часть германских племен отрывались от своих тылов, что вело к их гибели в военных столкновениях или быстрому растворению виных этнических массах, то славяне — в отличие от них — не оставляли окончательно своих территорий, а только постоянно расширяли их. Славянская колонизация носила комбинированный характер: наряду с организованными военными походами шло мирное заселение новых территорий земледельческими общинами, ищущими новых пахотных земель. Великое переселение положило начало истории современных славянских народов, в том числе и русского. После начальных импульсов переселения славянская единая общность разделилась на отдельные племена и народы. При этом единство славянской материальной и духовной культуры на основе традиций земледельческих общин и свойственных им ведических культов сохранялось еще довольно долго — вплоть до христианизации славян, раз-делившей их по религиозному признаку.

Длительное время сохранялся и единый славянский язык, позволявший, несмотря на диалекты, примерно до 14 века вполне свободно понимать друг друга поляку и болгарину, новгородцу и жителю Черногории. В «Повести временных лет» 12 века летописец оставил весьма показательное замечание: «Словенский язык и русский одно есть». Тем не менее, после расселения славян на новых местах их языки и культуры стали постепенно расходится. Причинами тому являлись огромная территория расселения, естественно-географические барьеры между славянскими племенами, иноземные вторжения. Не последнюю роль сыграли и контакты с местными неславянскими племенами, влиявшими на язык и куль-туру славян. К примеру, на Балканах в состав славянских общин вливались фракийцы, частично греки, иллирийцы, пришедшие с Волги Булгары. Между Днепром и Ильменем славяне активно вступали в контакт с финно-уграми, балтами, тюрками. Территория Восточной Европы стала плацдармом для перемещений не только готов, монголоязычных гуннов и славян.

В середине первого тысячелетия со стремлением к политической гегемонии в регионе выступили тюрксие племена — авары, хазары, булгары. Их движение с востока на за-пад диктовалось логикой их кочевого хозяйства и межэтнических столкновений. Тюрки выделялись и в азиатских миграциях — особенно при заселении Сибири: кыргызы, уйгуры и др. В результате поглощения южными тюркоязычными переселенцами некоторых палеоазиатских и тунгусских племен стал формироваться якутский этнос. К последним миграционным волнам великого переселения ученые относят арабские завоевания, начавшиеся в 7 веке и охватившие Аравию, Западную и Среднюю Азию, Северную Африку. С эпохой великого переселения совпало несколько этапов еврейской миграции с Ближнего Востока. Рассеивание евреев началось еще до новой эры с связи с вавилонскими6 маке-донскими, римскими завоеваниями. Походы арабов вызвали еще несколько волн исхода евреев с их прародины. К концу 8 в. относятся первые экспедиции норманов как в Западную так и в Восточную Европу.

В конце 9 века в южнорусские степи ворвались печенеги. В это же время далекий переход мадьяр с Южного Урала в Европу завершился заселением ими Панонии, где они ассимилировали местных славян. В трудах разных историков наблюдается несовпадение при определении хронологии великого переселения. Марксистская историография начало событий связывала с движением германцев и относила к 4 веку. Такой специалист по данной тематике, как Л.Н.Гумилев, первые толчки массовых миграций уверенно относил к 1 — 2 векам н.э. Налицо и расхождение в объяснении побудительных причин великого переселения народов. школа М.Н.Покровского главным двигателем племенных перемещений называла «потребность в больших пространствах земли, необходимом при тогдашнем примитивном ведении хозяйства». Кроме того выдвигались такие причины, как «разложение у варварских племен первобытнообщинного строя, формирование крупных племенных союзов, возглавляемых военной аристократией, стремившейся к обогащению и упрочению власти».

В Восточной Европе сильнейшего динамического напора тогдашних процессов не выдержали гунны, авары, хазары, печенеги и другие, исчезнув с этнической карты. Славянству динамика его тогдашнего существования не принесла катаклизмов благодаря действию такого относительно устойчивого фактора, как славянское этническое единство.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в формировании территории нашего государства особую роль играли этнические контакты, которые для народов проходят по-разному и приводят к разным результатам. В силу всего этого каждый этнос несет на себе печать самобытности и неповторимости. Однако довольно-таки часто эти соображения сбрасываются со счетов, и этносы сравниваются с применением шкалы линейного времени. Абсолютизировав с европоцентристских позиций понятие «прогресс», историки и философы — рационалисты в 18 веке, как и их поздние последователи — механически «выстроили» народы по иерархической лестнице, «сделанной» по сугубо западноевропейским меркам. Определяя такими «мерками» ценность того или иного народа, очень многие этносы в прошлом и настоящем пришлось бы «списать за ненадобностью». Напротив, подход сторонников культурно-исторической концепции предполагает признание своеобразия и оригинальности каждого этноса из когда-либо существовавших на планете. По этой концепции каждый народ занимает свою природно-экологическую и историческую «нишу», а мир представлен не однолинейной схемой, а мозаичной красочной картиной. Этот подход оставляет надлежащее и вполне достойное место в истории древним народам, в том числе и населявшим когда-то Россию.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Данилов А.А., Леонов С.В. и др. История России с древнейших времен до начала XXI века (9-е изд.). — М., 2008

Инновационный учебно-методический комплекс «История» (под ред. А.О. Чубарьяна). – М., 2008

Леонов С.В., Пономарев Н.В., Родригес А.М. История ХХ века: Россия-Запад – Восток. М., 2008.

Мунчаев Ш. М., д-р ист. наук, проф. История России : учебник для вузов/ Ш. М. Мунчаев, В. М. Устинов. -5-е изд., переРаб. и доп.. -М.: Норма, 2009.

Новейшая история стран Европы и Америки. XX век: В 3-х частях : рекомендовано Мин.образования, Ч. 2. : 1945 — 2000/ Под ред. А. М. Родригеса, М. В. Пономарева. -М.: Владос, 2004.

Россия в мировой истории: учебник для вузов. – 2-е изд., испр. и доп. (под ред. проф. В.С. Порохни). – М., 2003.

Технологические и геополитические карты территорий

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Приложение 2




Предыдущий:

Следующий: