исправленный реферат виталику


Содержание

Введение………………………………………………………………………………………………….с.2

Глава 1………………………………………………………………………………………………с.3

1.1.Память и забвение – важнейшие инструменты формирования новой культуры и идентичности………………………………………………………………………………с.3

1.2.Принудительное забвение как репрессивный механизм и его роль в формировании новой идентичности………………………………………………………………с.4

Глава 2……………………………………………………………………………………………………………с.6

2.1. Взаимодействие механизмов памяти и забвения на примере обращения к «трудным местам» памяти……………………………………………….……………………с.6

3. Заключение………………………………………………………………………………………………с.9

4. Список использованной литературы………………………………………………………с.10

Введение.

Актуальность темы реферата обусловлена целым рядом причин.

Во-первых, память всегда имела огромное значение в жизни, как отдельного человека, так и общества в целом. Связь и преемственность прошлого, настоящего и будущего является важным способом формирования и поддержания коллективной и персональной идентичности.

Во-вторых, проблема памяти и забвения, возникшая в глубинах реального социокультурного опыта, становится предметом философского исследования именно в силу своей особой значимости для самоидентификации, как человека, так и общества в целом.

В-третьих, социокультурные и политические проблемы современной российской действительности придают указанной тематике особую остроту.

Целью реферата является:

1)получение более полного и всестороннего определения таких понятий как забвение и память в культуре;

2)определение роли памяти и забвения в процессе сохранения и трансформации социокультурной идентичности.

Для достижения этих целей нужно решить ряд задач:

1)на конкретных исторических примерах показать, как работают механизмы принудительного забвения, какие для этого используются средства;

2)акцентировать внимание на процессах взаимодействия памяти и забвения на примере обращения к так называемым «трудным» местам памяти и вызволению их из забвения.

Для написания реферата была использована статья кандидата исторических наук Кочеляевой Н.А. «Взаимодействие механизмов памяти и забвения в исторической перспективе» и статья русского литературоведа, семиотика, культуролога Лотмана Ю.М. «Семиотика и топология культуры».

Глава 1.

1.1 Память и забвение – важнейшие инструменты формирования новой культуры и новой идентичности.

Рассмотрим такие понятия, как память и забвение.

Память – это явление, связанное с настоящим, относящееся к настоящему и связывающее события прошлого с настоящим. Память сложная структура, поскольку принадлежит различным народам, имеющим различную идентичность. Память необходима людям, чтобы осознать свою культурную принадлежность. В отличие от истории, претендующей на личную отстраненность и объективность, память очень субъективна и зависит от личных переживаний участников событий. По словам французского историка Пьера Нора, «между памятью и историей существует фундаментальная разница…В отличие от истории память – это эмоциональное переживание, связанное с реальным или воображаемым воспоминанием и допускающее всевозможные манипуляции, изменения, вытеснения, забвения. Она связана с прямым или опосредованным личным переживанием событий прошлого».

Память может быть индивидуальной и коллективной. «Подобно тому, как индивидуальное сознание обладает своими механизмами памяти, коллективное сознание, обнаруживая потребность фиксировать нечто общее для всего коллектива, создает механизмы коллективной памяти». Память может быть информационной (сохранение познавательной деятельности) и креативной (творческой).

Историю человечества мы можем изучать по хорошо сохранившимся письменным источникам, мнемоническим символам (природные и созданные человеком: идолы, курганы, архитектурные сооружения, ритуалы и т.д.), также существует устная память (рассказы, легенды, песни и т.д.). Письменность – форма памяти. Это анализирует в своей статье Лотман Ю.М.. Он пишет, что запоминанию подлежат (фиксируются механизмами коллективной памяти) исключительные события, т.е. события единичные или в первый раз случившиеся, или же те, которые не должны были произойти, или такие, осуществление которых казалось маловероятным. Такие события попадают в летописи и хроники, становятся достоянием газет.

Культурная память, по мысли Ю.М. Лотмана, не сводима лишь к накоплению и бессмысленной архивации смыслов и ценностей. Имеет место и обратный не менее важный для развития культуры процесс забвения. «Прошедшее не уничтожается и не уходит в небытие, а, подвергаясь отбору и сложному кодированию, переходит на хранение, с тем, чтобы при определенных условиях вновь заявить о себе».

Забвение – это целенаправленное стирание, «намеренное разрушение» памяти об определенных событиях, лицах. В соответствии с политической волей происходит уничтожение памятников, надписей, сооружений и т.п. действия, направленные на изъятие из публичной сферы и коллективной памяти определенных лиц и событий.

Тема памяти в культуре неизменно связана с темой забвения. Процесс создания одних культурных ценностей всегда приводит к разрушению других. На это указывает множество исторических примеров. Проблема соотношения памяти и забвения в контексте культуры приобретает особую актуальность именно в переходные, кризисные эпохи, сопровождающиеся существенной трансформацией представлений о человеке, его прошлом, настоящем и будущем.

1.2. Принудительное забвение как репрессивный механизм и его роль в формировании новой идентичности.

Вот какое определение этому явлению дает в своей статье Кочеляева Н.А.: «Принудительное забвение – намеренное «вымарывание» тех или иных событий и обстоятельств из коллективной (индивидуальной) памяти».

Со временем в развитие государств и цивилизаций происходят переломные события, происходит замена одной религии другой, меняются идеологии. Примеры подобных политических акций можно приводить, начиная с античности, но особенно они были характерны для истории нашей страны советского периода.

Один из ярких и показательных примеров принудительного забвения описан в статье Кочеляевой Н.А. Это последовательные разрушения и созидания культовых памятников, которые происходили на территории Палестины в I – IVвв. н.э. Следовавшие друг за другом перемены повлекли за собой как разрушение старых памятников, так и строительство новых. Еще одним видом забвения со следами памяти является предписанное забвение. Это акт общественно одобренного забвения и прощения всего того, что было совершено в предшествующий период, принимаемый в интересах политического примирения и гражданского согласия. Хрестоматийным примером актов такого рода является принятый в Афинах в 403г. до н.э. декрет об амнистии. Он ознаменовал окончание эпохи тирании. Для напоминания о том, что все это следовало забыть, на Акрополе был воздвигнут алтарь богине Лете.



Аналогичные механизмы взаимодействия созидания и разрушения можно обнаружить и в российском прошлом. Менее чем за сто лет дважды сменилась идеологическая парадигма. В конце 1920-30-х годов происходило разрушение памятников культа и культуры. Весьма жесткими способами происходило идеологическое осуждение религии, что способствовало формированию советской идентичности. Кроме того, памятники эпохи Российской империи были снесены, их место заняли образы вождей пролетариата. Происходило переименование названий городов, улиц. На благо создания, укрепления и поддержания новой идеологической системы работали такие объединения, как пионерская и комсомольская организации

Вторая смена привычных ориентиров произошла в начале 90-х годов минувшего века. Сложившаяся за 70 лет коммунистическая идеология была разрушена, а ее место постепенно стали заполнять религиозные верования, по преимуществу православие. Улицам и городам вернули исконные названия, памятники вождям революции снесли.

Все эти примеры убеждают нас, что принудительное забвение является репрессивным механизмом и играет огромную роль в формировании новой идентичности. Намеренное уничтожение родовых, этнических, социальных, семейных и иных связей, обеспечивающих принадлежность к определенному социокультурному сообществу, служит своего рода освобождением фундамента, расчисткой площадки памяти для последующего формирования новых идеологических, религиозных, социальных и т.п. связей.

Глава 2.

2.1. Взаимодействие механизмов памяти и забвения на примере обращения к «трудным местам» памяти и вызволение их из забвения.

Уже отмечалось, что память – это всегда живая, подвижная, сложная структура, память не всегда удобна, но необходима. Восстановление исторической памяти и гражданского самосознания в процессе формирования идентичности России ХХI века можно рассмотреть на примере взаимодействия памяти и забвения, складывающегося вокруг «трудных» мест памяти: первая и вторая Мировая война, Холокост, ГУЛАГ, Соловецкие лагеря и др. В своем реферате рассмотрю несколько примеров.

Соловецкие лагеря особого назначения (СЛОН) для большинства граждан СССР стали синонимом репрессивного аппарата большевистской власти. Огромное количество людей не вернулось из мест заключения. Именно здесь стал широко применяться труд заключенных. В течение долгого времени тема Соловков пребывала в поле принудительного забвения. Лишь с началом перестройки и формирования гражданского общества тема Соловецких лагерей была возвращена в сферу исторической памяти и стала предметом активной мемориальной политики, благодаря которой становится возможным примирение конфликтующих сторон. Создание музея-заповедника на Соловецких островах, почитание памятных мест жертв политических репрессий сформировало историческую память вокруг этих мест. Это стало посвящением скорбным страницам российской истории.

Активную мемориальную политику осуществляет и единственный в России музей истории политических репрессий «Пермь-36». Музей включает в себя сохранившиеся и реконструированные сооружения лагеря, где содержались политики, общественные деятели, писатели, ученые. Музей ведет активную социальную работу: занимается сбором, реставрацией документов, организует передвижные выставки и проводит уроки памяти в школах Пермского края.

Общая цель мемориальной политики сводится к тому, что через признание «трудных» вопросов истории необходимо продвигаться к становлению гражданского общества.

«Трудные места» памяти связывают между собой не только людей одной страны. Необходимо отметить «трудные места» памяти в контексте межкультурного диалога. Взгляды на одни и те же исторические события могут быть разными. Это относится к Катынской трагедии. Катынский расстрел – массовые убийства польских граждан (всего было расстреляно 21857 польских пленных), осуществленные весной 1940г. сотрудниками НКВД. Советский Союз отрицал свою причастность к происшедшему. Лишь завершившееся в 2004г. расследование Главной военной прокуратуры России подтвердило вынесение «тройкой НКВД» смертных приговоров. Стоит понять, что без признания этих исторических фактов невозможно налаживание взаимоотношений двух государств России и Польши.

«Процесс возвращения такой памяти к жизни, как правило, является весьма болезненным. Но этой болезнью необходимо переболеть именно для того, чтобы научиться помнить, научиться признавать трудные вопросы взаимоотношений либо социальных групп или – на более широком уровне – государств», — пишет в своей статье Кочеляева Н.А. Вызволение из забвения и возвращение памяти о событиях, связанных с одним из «трудных», а до недавнего времени казалось бы неразрешимых вопросов российско-польских взаимоотношений, адекватная оценка происшедшего способствовали налаживанию межкультурного диалога и развития межгосударственных отношений.

Заключение.

Цель работы была достигнута. Установлено, что память и забвение выступают как основополагающие феномены культуры. Историческая и культурная память всегда имели огромное значение в жизни людей.

Тема памяти в культуре неизменно сопряжена с темой забвения. Забвение является необходимым условием истории как процесса, что позволяет минимизировать накал исторических катастроф, делает возможным выстраивание новой идентичности, может выступать часть мемориальной политики.

Другой аспект взаимодействия процессов памяти и забвения раскрыт на примере обращения к так называемым «трудным местам» памяти и вызволению их из забвения.

Доказано, что принудительное забвение в культуре связано с переломными моментами в развитии государств или цивилизаций.

Все это подтверждает, что память и забвение являются механизмами сохранения и трансформации социокультурной идентичности.

Список использованной литературы.

1. Клейтман А.Ю. Феноменология памяти и забвения в культуре.

2. Кочеляева Н.А. Взаимодействие механизмов памяти и забвения в исторической перспективе / Культурологический журнал. 2012г. №1.

3. Кочеляева А.Н. Забвение в культуре: аксиология намеренного разрушения. – М.: Издательство ЯГПУ, 2007.

4. Лотман Ю.М. Избранные статьи в трех томах. Том 1. Статьи по семиотике и топологии культуры. – Таллин: Александра, 1992.

5.Лотман Ю.М. Память в культурологическом освещении / Семиосфера. – СПб., 2004.

6. Филиппова Е.И. История и память в эпоху господства идентичности (беседа с действительным членом Французской академии историком П.Нова) / Этнографическое обозрение 2011г. № 4.




Предыдущий:

Следующий: