Философия


МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УЛЬЯНОВСКОЕ ВЫСШЕЕ АВИАЦИОННОЕ УЧИЛИЩЕ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ (ИНСТИТУТ)

Кафедра гуманитарных и социальных дисциплин

Реферат

Тема: «Концепции общественного развития»

Выполнил:

курсант группы Д-13-2

Кузнецов Д.С.

Проверил:

Доцент кафедры ГСД

Шейко Л.Н.

Ульяновск 2014

Содержание

Содержание2

Введение3

1.Проблемы развития общества4

2. Основные концепции современного развития общества5

2.1 Концепция постиндустриального общества5

2.2 Концепция постмодернити9

2.3 Концепция информационного общества11

2.4 Постэкономическая концепция12

Заключение16

Список литературы17

Введение

Теория развития общества многообразна. В своей основе до настоящего времени она содержала лишь общие представления о существовавших закономерностях и предположения об эффективности тех или иных социально-экономических институтов. Человечество в лице множества развитых стран стремительно меняет свой социальный облик. В эпоху научно-технической революции этому способствует величайший по глубине процесс бурного развития науки. Происходит пересмотр кардинальных научных концепций, расширяющий границы нашего познания. Возрастание динамизма социальных процессов и их эволюция, выход передовых стран в качественно новую цивилизацию требуют объяснений, философских обобщений и новых мировоззренческих ориентиров.

Целью работы является изучение существующих концепций современного развития общества, получивших наибольшее признание и обладающие серьезным прогностическим потенциалом.

В современной литературе существует множество концепций, объясняющих социальную природу и будущность обществ. Все концепции развития обществ можно подразделить на 2 группы:

1. эволюционные – базируются на положении о том, что путем медленных естественных изменений (с помощью реформ) можно добиться значительного прогресса общества

2. революционные – качественные изменения в обществе м/б достигнуты через конфликты, кризисы, революции.

1.Проблемы развития общества

Историческое развитие — это не прямолинейный и однонаправленный процесс, оно открыто в будущее, и цель его не может быть определена однозначно. Мыслители всех времен пристально всматривались в приметы грядущих исторических перемен отнюдь не потому только, что искали в них достойный предмет исследования, а потому, что чувствовали в них также и источник смутной опасности.

Сегодня цивилизация находится на пороге перемен, которые вполне могут оказаться более глобальными и судьбоносными, чем все ранее пережитые человечеством. Столетия развития исторической и философской науки показали, что наиболее удачными и корректными в прогностическом аспекте оказываются концепции, в той или иной мере основанные на делении истории на сменяющие друг друга эпохи, которые радикально отличаются своими базовыми принципами и отношениями. Примечательно, что никогда ранее подобные подходы не были столь распространенными, как теперь, когда основанные на них теории появляются каждое десятилетие.

Между тем основным источником современного прогресса выступает уже не взаимодействие человека и природы, а внутреннее развитие личности, возможность ее самосовершенствования, продуцирования знаний, способных изменить не только окружающий мир, но, что гораздо более важно, окружающих людей. Пренебрежение к этой стороне сегодняшней трансформации и увлечение одной только объективистской ее стороной способно завести в тупик любого исследователя. Не имея адекватного представления о природе происходящих изменений, невозможно сколько-нибудь достоверно прогнозировать ход событий.

Субъектом современного развития становится уже не социум как таковой, не общность людей, спаянных однопорядковыми интересами, а совокупность личностей, каждая из которых неповторима не только в своих действиях и поступках, но и в их мотивах. Экономические законы приходят в противоречие с изменениями во внутренней структуре человеческой деятельности, системой ее мотивов и предпосылок

2. Основные концепции современного развития общества

2.1 Концепция постиндустриального общества

В концепции постиндустриального общества получила свое воплощение и развитие научная традиция, восходящая к социальным идеям эпохи Просвещения, которые связывали общественный прогресс с последовательным улучшением условий материальной жизни человека. Синтез различных подходов к анализу современного социума, давший начало теории постиндустриального общества, относится к 60-м годам. К этому периоду сформировались важнейшие методологические основы, позволившие рассматривать становление нового социального состояния с позиций прогресса науки и образования, исследовать качественное изменение места и роли знаний и информации в общественном производстве, учитывать рост влияния профессиональных менеджеров и технократов.

Впервые понятие постиндустриального общества в широко признанном теперь значении — для обозначения социума, в котором индустриальный сектор теряет ведущую роль вследствие возрастающей технологизации, а основной производительной силой становится наука, употребил профессор Гарвардского университета Д.Белл, в 1959 году, выступая на международном социологическом семинаре в Зальцбурге.

Теория постиндустриального общества сформировалась в результате всестороннего анализа качественно новой ситуации, сложившейся в 60-е и 70-е годы в развитых индустриальных странах. Именно на обнаружение характерных черт рождающегося нового общества и были направлены усилия основоположников теории. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдвигах. Подавляющее большинство исследователей называли в качестве главных признаков радикальное ускорение технического прогресса, снижение роли материального производства, выражавшееся, в частности, в уменьшении его доли в совокупном общественном продукте, развитие сектора услуг и информации, изменение мотивов и характера человеческой деятельности, появление нового типа вовлекаемых в производство ресурсов, существенную модификацию всей социальной структуры.

Одно из наиболее развернутых определений постиндустриального общества дано Д.Беллом: «Постиндустриальное общество — это общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни; в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений… во все большей степени зависит от достижений теоретического знания… Постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов».

Согласно его концепции, рассматривалось с точки зрения различных сфер жизни общества – технологий, социальных структур, политики, культуры и других, которые развивались вне зависимости друг от друга: переход от индустриального к сервисному обществу, где решающее значение имеет кодифицированное теоретическое знание для осуществления технологических инноваций, а также превращение новой «интеллектуальной технологии» в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия решений. Подобная точка зрения нашла свою поддержку и получила должное развитие благодаря широкому обзору автором отношений в обществе. Постиндустриальное общество охарактеризовалось сдвигом от промышленного производства к сфере услуг, что, прежде всего, находится в зависимости от окончания процесса производства средств производства (завершения индустриального этапа развития), и возможностью корректировать производственные процессы с изменением конъюнктуры рынка и покупательского спроса без особых затрат на внедрение инноваций.

Белл, сформулировал основные признаки такого общества: создание обширной сферы «экономики услуг», резкое увеличение слоя квалифицированных научно-технических специалистов, центральная роль научного знания как источника нововведений и политических решений, возможность самоподдерживающегося технологического роста, создание новой «интеллектуальной» техники.

Понимание того, что современное общество может и должно рассматриваться именно как постиндустриальное, укрепляется по мере анализа логики развития цивилизации, какой она представлена в рамках постиндустриальной теории. Согласно ее сторонникам, в истории достаточно строго прослеживаются три большие эпохи, образующие триаду «доиндустриальное — индустриальное — постиндустриальное общество». Такая периодизация социального прогресса основана на нескольких критериях, а постиндустриальное общество противопоставляется индустриальному и доиндустриальному по трем важнейшим параметрам:

- основному производственному ресурсу (в постиндустриальном обществе им является информация, в индустриальном энергия, в доиндустриальном — первичные условия производства, сырье);

- типу производственной деятельности (он рассматривается в постиндустриальном обществе как последовательная обработка в противоположность изготовлению и добыче на более ранних ступенях развития);

- характеру базовых технологий (определяющихся в постиндустриальном обществе как наукоемкие, в эпоху индустриализма — как капиталоемкие и в доиндустриальный период — как трудоемкие).

Именно эта схема позволяет сформулировать известное положение о трех обществах, согласно которому доиндустриальное общество базируется на взаимодействии человека с природой, индустриальное на взаимодействии с преобразованной им природой, а постиндустриальное общество на взаимодействии между людьми.

Отмечая, что в пределах указанных трех эпох складываются и функционируют преимущественно естественные, технологические и социальные по форме сообщества людей, постиндустриалисты обращают внимание и на характер личностных взаимоотношений, типичных для каждого из этих периодов. Так, в доиндустриальных обществах важнейшим аспектом социальной связи была имитация действий других людей, в индустриальном — усвоение знаний и возможностей прошлых поколений, в постиндустриальном же обществе интерперсональные взаимодействия становятся подлинно комплексными, что и определяет новые свойства всех элементов социальной структуры.

О совершенстве постиндустриальной теории свидетельствует и то, что ее сторонники не дают четкого определения отдельных типов общества и не указывают их хронологических границ. Более того, они последовательно подчеркивают эволюционность перехода от одного типа социума к другому и преемственность всех трех этапов социальной эволюции. Новый тип общества не замещает предшествующие формы, а главным образом сосуществует с ними, усугубляя комплексность общества, усложняя социальную структуру и внося новые элементы в саму ее природу. Поэтому переходы от одного общественного состояния к другому не могут носить революционного характера и иметь четкой хронологии.

Тем не менее считается, что становление нового общества пришлось на период с начала 70-х до конца 80-х годов, хотя отдельные тенденции (например, динамика занятости, обеспечивавшая доминирование сферы услуг над материальным производством) стали формироваться сразу после Второй мировой войны. Преодоление индустриального общественного уклада рассматривается при этом как глобальная трансформация, не сводимая к одним только технологическим нововведениям. Не отрицая наличия классовых противоречий, постиндустриальная теория акцентирует внимание на процессах, которые воздействуют на социум как единое целое.

Становление концепции постиндустриального общества началось с оценки реальных явлений, кардинально изменяющих лицо западного мира. С момента своего возникновения и по сей день постиндустриальная теория сохраняет последовательно материалистический характер, черпая новые источники своего развития в конкретных фактах и тенденциях. В рамках данной концепции эмпирический материал всегда был и остается первичным по отношению к теоретическим постулатам и общеметодологическим конструкциям, что выгодно отличает ее от обществоведческих теорий, распространенных в среде современных марксистов. Между тем следует отметить, что доктрина постиндустриализма выступает в ряде аспектов как излишне объективистская, так как не дает исследователю инструмента анализа причин того развития, которое привело к становлению индустриального, а позднее и постиндустриального общества. Переход от одной формы общества к другой рассматривается скорее как данность, а не как процесс, обладающий внутренней логикой и противоречиями. Фактически не предлагая комплексной оценки процессов перехода от доиндустриального общества к индустриальному, не сопоставляя его с процессом становления постиндустриального общества, концепция постиндустриализма фиксирует и объясняет лишь современные социальные трансформации, не пытаясь применить полученные результаты для построения глобальной социологической теории, что делает многие ее положения и выводы несколько поверхностными. Завершая оценку концепции постиндустриализма, отметим, что ее успехи на протяжении 60-х — 90-х годов не оставляют повода для сомнении, что на заложенных основах в ближайшее время будут сделаны новые теоретические обобщения.

Таким образом, концепция постиндустриального общества и по сей день остается в центре внимания различных обществоведческих дисциплин.

Джон Кеннет Гэлбрейт, в своей работе о новом индустриальном обществе, образование техноструктуры связывал с эволюцией института корпораций. В теорию такого общества фактически были включены концепции «революции управляющих», коллективного капитализма. Он считал, что до нахождения более точного определения возможно обозначить индустриальной системой сферу экономики, которая олицетворяется крупными корпорациями.[2]

Важную роль в постиндустриальном обществе играют различные консультационные центры, оперирующие информационными потоками при организации процесса производства, содействующие сбору и распределению информации субъектов производства, осуществляющие функции управления. Отличительной чертой постиндустриального общества является также производство продукции в общественно-необходимых пропорциях, как следствие маркетинговых мероприятий изучающих спрос потребителей, которым стало уделяться больше внимание. Реализация готовой продукции в постиндустриальном обществе происходит зачастую с использованием всемирной сети Интернет, позволяющей осуществлять приобретения, сидя за компьютером. Для совершения подобных сделок созданы современные системы безналичных расчетов, разнообразные виртуальные деньги.

Технотронное общество, по мнению Збигнева Бжезинского, приходит на смену постиндустриального общества: социальная жизнь и экономика формируются под воздействием техники и электроники, особенно компьютеров и коммуникаций, зарождается новая культура, психология.[3] Безусловное влияние на общественную значимость подобных отраслей деятельности связывалось с развитием интеллектуальной составляющей любого процесса производства.

Элвин Тоффлер в своей работе «Третья волна» представил новой технологической революцией переход человечества от первой (аграрной цивилизации) и второй (индустриальной цивилизации) волн, к новой – третьей волне – сверхиндустриальной цивилизации. Традиционным громоздким корпорациям Тоффлер противопоставляет «малые» экономические формы — индивидуальную деятельность на дому, «электронный коттедж». Они включены в общую структуру информационного общества с его «инфо- , техно-» и другими сферами человеческого бытия.

2.2 Концепция постмодернити

Определение современного этапа истории в качестве «постмодернити» обычно ассоциируется с идеями постмодернизма — широкого интеллектуального течения, возникшего на волне социальных трансформаций 60-х годов. В отличие от постиндустриальной теории, сторонники которой опирались прежде всего на взгляды социологов и экономистов конца XIX и начала XX веков, а также на идеи философов-позитивистов, постмодернизм базировался на более широкой, но при этом гораздо менее структурированной основе. Понятие «постмодернити» возникло в связи со стремлением подчеркнуть отличие нового социального порядка от «современного», указать на противоречие между contemporary и modem. Подобный подход породил весьма интересную периодизацию общественного прогресса, хронологически сходную с той, что предложена в рамках постиндустриальной теории, но в отдельных аспектах даже более совершенную.



Будучи изначально ориентированной не только и не столько на исследование объективных характеристик современного общества, сколько на изучение места и роли человека в нем, а в последнее время — также на изменения отношения личности к институтам и формам этого общества, теория постмодернизма глубже, чем иные направления социологии, проникла в суть явлений, происходящих на социопсихологическом уровне. Постмодернисты ближе всех подошли к проблеме обусловленности современного производства и современной социальной структуры не столько объективными факторами и конкретными действиями человека, сколько субъективными обстоятельствами и системой мотивов и стимулов, определяющих его действия. Тем самым им удалось убедительно заявить глобальный масштаб и подлинную глубину современных социальных преобразований.

Вместе с тем теория постмодернити находится сегодня в явном кризисе, обусловленном крайне неудачным решением в ее рамках вопроса о терминологическом обозначении современной реальности. Как показала практика, термин «постмодернити» может быть эффективно использован применительно только к тем историческим периодам, которые характеризуются преодолением ранее сложившейся социальной модели, так как он не фиксирует ничего, кроме факта такого преодоления. Однако после того, как новая общественная система приобретает черты стабильного социального состояния, данное понятие утрачивает черты определенности.

Развитие постмодернистской теории, таким образом, стало полной противоположностью эволюции концепции информационного общества. Если последняя пошла по пути выделения одного из признаков будущего общества и поэтому оказалась недостаточно гибкой для того, чтобы адекватно реагировать на изменяющиеся социальные условия, то доктрина постмодернити столь аморфна, что всякие ее претензии на статус серьезной социологической теории совершенно безосновательны. Несмотря на это, выдвинутые в ее рамках оригинальные тезисы вполне могут быть использованы в постиндустриальной теории, так как ни в коей мере ей не противоречат.

К середине 90-х годов в социологии сложилась сложная и противоречивая ситуация. С одной стороны, постиндустриальная доктрина, подчеркивающая прежде всего центральную роль знания и ускоряющегося сдвига от производства материальных благ к производству информации, получила широкое признание, но при этом осталась скорее методологической основой для развития новых концепций, с другой две доктрины — теория информационного общества, с ее вниманием к технологическим аспектам, и концепция постмодернизма, акцентирующая внимание на становлении новой личности и ее месте в современном обществе, — подверглись достаточно резкой критике за присущую им односторонность и утратили привлекательность.

Во второй половине прошлого столетия развитые страны все активнее отказывались от конвейеров, из моды вышло стандартное потребление, стали популярными индивидуальность и непохожесть людей, предпочтительными ценностями считались политический плюрализм, культурное многообразие. Экономика от серийного, поточного производства перешла к мелкосерийному и индивидуальному, по соседству с крупными транснациональными корпорациями расцвел малый бизнес и венчурные фирмы, от громоздких бюрократических структур предприятия и учреждения перешли к гибким матричным организациям.

Наступила эпоха безлюдного производства. Главными героями стали работники, занятые в автоматизированном производстве, научных и прикладных разработках, а также в сфере информации. Персональные компьютеры, автоматическая обработка текста, кабельное телевидение, видеодиски и записывающие устройства шагнули из научных лабораторий в повседневный быт людей. Каждый год информация в мире удваивается и утраивается, появляются все новые информационные каналы.

Сетевое общество, формирующее в глобальном масштабе социальную структуру, охарактеризуется даже не информацией или знаниями, а изменением направления их использования, в результате чего главную роль в жизни людей обретают глобальные, сетевые структуры, вытесняющие прежние формы личной и вещной зависимости. В условиях информационной эры, историческая тенденция приводит к тому, что доминирующие функции и процессы все больше оказываются организованными по принципу сетей, где каждый субъект находится во взаимосвязи с другими. Общество становиться глобальным сетевым: сети оказываются институтами, способствующими развитию целого ряда областей: информационной экономики, базирующейся на инновациях, глобализации и децентрализованной концентрации; сферы труда с предприятиями и их персоналом, основывающейся на гибкости и адаптируемости; сферы культуры, характеризуемой постоянным расчленением и воссоединением различных элементов; сферы политики, ориентированной на мгновенное усвоение новых ценностей и общественных умонастроений; социальной организации, преследующей своей задачей завоевание пространства и уничтожение времени.

2.3 Концепция информационного общества

Акцент, который был сделан постиндустриалистами на технологическом прогрессе и кодификации теоретического знания как определяющих факторах формирования нового общества, закономерно привел к становлению теорий, в которых именно эти факторы подчеркивались еще более явно и переходили в разряд единственно достойных внимания черт современного общества. Среди подобных теорий наиболее заметной стала концепция информационного общества. В последующем, в своих работах Белл, Тоффлер, Бжезинский, поддержали данную теорию.

Информационное общество, формируется в современной постиндустриальной фазе исторического развития цивилизации и характеризуется всесторонней информатизацией и отражает воздействие, прежде всего, на управленческую сторону интенсивно развивающихся экономики и информационного производства.

Пик ее популярности пришелся на начало 70-х годов, когда многие социологи согласились с выводом, что в новых условиях «культура, психология, социальная жизнь и экономика формируются под воздействием техники и электроники, особенно компьютеров и коммуникаций, производственный процесс более не является основным решающим фактором перемен, влияющим на нравы, социальный строй и ценности общества».

Термин «информационное общество» был введен в научный оборот в начале 60-х годов фактически одновременно в США и Японии Ф. Махлупом и Т. Умесао. Возникновение понятия тесно связано с развитием информатики, кибернетики, информационной теории управления, информационной теории стоимости, которые в постиндустриальном мире определяют социальные рамки информационного общества. Стоимость человеческой деятельности и ее продуктов определяется уже не только и не столько затратами труда, сколько воплощенной информацией, становящейся источником добавочной стоимости.

Теория информационного общества существенно обогатила представления о современном этапе общественного прогресса, однако большая часть предложенных в ее рамках тезисов носила весьма частный характер. Наибольшим значением обладает проведенный ее сторонниками анализ роли информации в хозяйственном развитии западных стран. Результатом его стала трактовка информации как специфического ресурса, не обладающего большинством характеристик, свойственных традиционным факторам производства. Среди прочего было отмечено, что распространение информации тождественно ее самовозрастанию, что исключает применение к этому феномену понятия редкости, а ее потребление не вызывает ее исчерпаемости как производственного ресурса, поэтому сторонники теории информационного общества приходили к справедливому в целом тезису о том, что «в современной экономике редкость ресурсов заменена на их распространенность».

Таким образом, сторонники теории информационного общества в отличие от постиндустриалистов вполне осознанно обратились к исследованию более частных проблем, и поэтому данная концепция вряд ли может претендовать на статус целостной социологической доктрины. Акцентируя внимание на весьма поверхностных чертах современного общества, они полностью отказываются от анализа предшествующих стадий социальной эволюции, фактически противопоставляя информационное общество всем известным формам хозяйственной организации. Если, например, Д. Белл подчеркивал преемственность постиндустриального общества по отношению к индустриальному, то в теории информационного общества противостояние этой новой социальной формы всем предшествующим подчеркнуто гораздо резче.

Однако в силу отмеченных обстоятельств концепция информационного общества в то же время может и должна рассматриваться как составная часть постиндустриальной теории. В контексте постиндустриальной методологии многие конкретные тезисы, предложенные в ходе исследования информационного общества, способны углубить наши представления о современном мире. В то же время, подчеркнем еще раз, доктрина информационного общества подтверждает, что и сегодня концепции, пытающиеся определить формирующееся общество на основе одной из его характерных черт, обладают гораздо меньшими прогностическими возможностями, нежели рассматривающие его в комплексном противопоставлении предшествующим историческим этапам.

2.4 Постэкономическая концепция

Анализ социальных перемен, происходящих ныне в развитых постиндустриальных странах, позволяет оценивать их как предпосылку становления качественно нового типа общества, которое можно назвать постэкономическим. Идею о постэкономическом обществе стал развивать Владимир Иноземцев (Россия), который в своей диссертации указал, что основополагающей, по его мнению, является «теория постэкономического общества, которая может быть построена на основе представлений, сформировавшихся в рамках концепций» описанных выше. Его доводы о том, что постиндустриализм акцентирует внимание на роли технического и научного прогресса в общественном развитии; теоретики постмодернизма выдвигают на первый план новые качества человека, определяющие фундаментальные свойства будущего общества, были ключевой частью работы. Говоря о постэкономическом обществе, он подразумевал «социума, который безусловно предполагает существование хозяйственной системы, но который более не управляется всецело логикой homo economicus».[6]

Современная социология предполагает, что со времен становления классовых обществ до наших дней важнейшую роль в поведении человека, социальных групп и целых государств играли и играют материальные интересы.

Совершенствование хозяйственных отношений всегда было связано с прогрессом как материальных факторов производства, на чем сосредоточиваются сторонники постиндустриальной теории, так и с обретением все новых степеней свободы, на чем акцентируют внимание постмодернисты, но при этом действия человека в первую очередь определялись извне задаваемой необходимостью, в результате чего общество в целом не выходило за пределы экономических отношений.

Под постэкономическим обществом понимаем такой тип социального устройства, где хозяйственная деятельность человека становится все более интенсивной и комплексной, однако не определяется более его материальными интересами, не задается традиционно понимаемой экономической целесообразностью.

В настоящее время невозможно дать детальное определение основных характеристик нового социума, зарождающегося в недрах развитых западных обществ. Его становление сравнимо по своему масштабу не столько со сменой буржуазным обществом феодального, опосредованной быстрой промышленной революцией, сколько с гигантским периодом перехода от примитивной общины к состоянию относительно развитой рыночной экономики.

Становление постэкономического общества представляет собой гигантскую социальную трансформацию. На первый взгляд, постиндустриальная трансформация закладывает основы сбалансированного и самодостаточного развития западного мира. Однако уже сегодня дают о себе знать новые противоречия, пока не слишком заметные, но способные уже в ближайшем будущем предстать перед обществом во всей их остроте.

В пределах развитых постиндустриальных стран формируется новое социальное расслоение, возникают барьеры, разделяющие работников интеллектуальной сферы и тех, кто не может включиться в информационно- и наукоемкое производство ввиду отсутствия необходимых способностей усваивать информацию и превращать ее в новые знания. В отличие от традиционного имущественного неравенства, порождавшего классовые конфликты на протяжении всей истории экономического общества, новый тип социальной разделенности имеет качественно иную природу.

Современное неравенство проистекает из коренного различия базовых ценностей и несопоставимости интеллектуальных способностей членов общества, предопределенной генетически и социально. В то же время постиндустриальный мир продолжает развиваться как самодостаточная и замкнутая хозяйственная структура. Сокращение потребностей в сырье и материалах, активное привлечение интеллектуальных ресурсов всего мира, беспрецедентное доминирование в технологическом секторе и все более тесное переплетение хозяйственных, политических и социальных процессов, происходящих в рамках сообщества развитых стран, — все это объективно снижает заинтересованность этой части человечества во взаимодействии с остальными регионами планеты. Напротив, отстающие страны оказываются все более несамодостаточными; для развития своих национальных экономик они нуждаются во внешних инвестициях и импорте технологий, а конечный продукт их хозяйственных систем не может быть эффективно реализован на их внутренних рынках во все возрастающих масштабах.

Таким образом, на внешних границах постиндустриального мира нарастает напряженность, создающая реальные предпосылки раскола современной цивилизации. Характерно, что в мировом масштабе первые последствия постэкономичсской трансформации проявляются гораздо более зримо, чем на уровне отдельных стран. Последнее обусловлено тем, что социальная сфера постиндустриальных держав находится под пристальным вниманием национальных правительств, а процессы, развертывающиеся в мировом масштабе, отличаются большей стихийностью и неуправляемостью. Вместе с тем, учитывая объективный характер нынешних тенденций, можно утверждать, что события, происходящие на международной арене, проливают свет на то, что в ближайшие десятилетия может произойти и в пределах внешне стабильных и процветающих стран — лидеров нынешнего постиндустриального сообщества.

Одним из последних веяний в теории развития явилась концепция постинформационного развития земной цивилизации. Подобное толкование развития общества в действительности далеко от реальности, поскольку для постинформационизма необходимы условия существования единого мирового информационного пространства, в котором любой субъект может найти любую информацию обо всем, что происходит в обществе, чтобы осознать эти возможности как единую структуру и это действительно может положить начало новому мировому сознанию.

На протяжении всего двадцатого века выдвигались еще несколько теорий развития общества, которые, по своей сути, не отличались от вышеперечисленных, а только лишь дополнялись и уточнялись авторами разной политической и социальной ориентации. Этот список включил в себя такие понятия с префиксом «пост-» как: постисторическое общество, постбуржуазное, постмодернистское, а также постпротестантское, постсоциалистическое постпредпринимательское, посттрадиционное, пострыночное, постнефтяное постгуманное, постглобализационное, посттрудовое. Обзор этих трактовок неоднократно был предметом толкования отечественных и зарубежных ученых, однако эти понятия не получили заметного распространения.

Заключение

В данной работе приведена краткая характеристика некоторых концепций развития современного общества. Каждая из которых более или менее удачно описывает отдельные стороны сложных социальных процессов.

Однако можно сделать вывод, что ни технический прогресс не может осуществиться без радикального развития личности, ни становление самой новой личности невозможно вне экономических успехов, обеспечивающих высокий уровень материального благосостояния общества в целом. Точкой, в которой практически пересекаются выводы двух теорий, является положение о значении науки и знаний, об их роли в развитии современного общества.

Теория развития общества находится в постоянном движении и организации, единообразия в суждениях не существует. Проведенные обобщения, сделанные специалистами, позволяют сделать выводы о взглядах на будущий идеальный мир.

Список литературы

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс. — М., 2000.

Бжезинский Зб. Технотронная эра / Зб. Бжезинский // Российская федерация сегодня. – 2000. — №22.

Тоффлер Эл. Третья волна / Эл.Тоффлер. – М., 1999.




Предыдущий:

Следующий: